1.6.21.5. Герундий.

Герундий — наиболее своеобразная нелич­ная форма в системе английского глагола. В то время как инфини­тив и причастия — формы, свойственные всем современным европей­ским языкам, герундий имеет параллель только в испанском язы­ке; германским языкам, кроме английского, эта форма не свойствен­на. Она представляет собою соединение глагольных и субстантив­ных черт.

Обладая парадигмой, содержащей глагольные черты, и способно­стью принимать дополнение первое (прямое), герундий занимает в предложении только субстантивные позиции. Эти противоречивые свойства расширяют возможности простого предложения: герундий часто является сокращенным способом выразить отношения, пере­дающиеся в других языках придаточными предложениями.

В позиции подлежащего герундий может выступать в любой из своих форм. То же самое относится к позиции прямого или пред­ложного дополнения:

Being angry wouldn't help. (Braine) There was cheering still for Arthur and the King's choice. (Stewart) She needs taking care of. (Spark) Hildegaarde had taken to studying the subject. (Sparky / hadn't any fears of h a v i n g said too much. (Braine)

В позиции препозитивного определения герундий функциониру­ет только в форме действительного залога основного разряда, как и причастие первое. В этой позиции герундий чётко противопостав­лен причастию; он передает действие, представленное предметно, т. е. соотносится с определяемым как любое существительное в позиции препозитивного определения; причастие же, как указано выше, передает значение признака, свойства, возникающего при совершении действия или в результате совершения действия:

There was a greyhound racing track. (Waine) Racing track — 'беговая дорожка', 'дорожка для бегов', а не 'бегущая дорожка'. Приведем такие общеизвестные примеры для сравнения, как a dancing hall 'зал для танцев' и a dancing girl 'танцующая девушка'; а swimming match 'состязание по плаванию' и a swimming man 'плывущий человек'; a sleeping draught 'снотворное средство' (= средство для сна) и a sleeping boy 'спящий мальчик'.

В данной позиции ярче всего проявляются именные свойства причастия и герундия; однако следует отметить, что далеко не все -f'ng-формы могут быть противопоставлены в этой позиции. Так, вряд ли возможен герундий в позиции препозитивного определения в сочетании the coming storm или препозитивное причастие в сочета­нии типа hearing-aid. Эти ограничения зависят, видимо, от лексиче­ского значения соответствующих форм и от языковой традиции.

Глагольное свойство герундия — способность принимать прямое дополнение — имеет параллель в таком же свойстве причастия (см. выше):

Each driver was always responsible for removing these plates. (Waine) Brian became strong in carrying sacks and mixing paste. (Sillitoe)

Существует вторично-предикативная конструкция, где опреде­лить -mg-форму как герундий или причастие весьма затрудни­тельно:

Is there any chance of the Chief deciding not to proceed} (Spark)... Whereas the Civil Servants ...spoke with the democratic air of everyone having his say... (Snow) / hope you don't mind me consulting you like this? (Spark)

Отличие от вторично-предикативной конструкции с причастием первым сводится здесь к тому, что семантический субъект -('«g-формы является предложным или прямым (см. последний пример) дополне­нием. Но отношение предикативности от этого не меняется, и по­этому вряд ли можно убедительно доказать, что здесь мы имеем де­ло с герундием или, наоборот, с причастием. Не случайно по этому вопросу существует много разногласий: «сторонники герундия» считали, что в этой конструкции имеется «полугерундий» («Half-Gerund»); «сторонники причастия» называли эту форму «сплавлен­ным причастием» («Fused Participle»).

Видимо, следует признать, что по своим именным свойствам при­частие и герундий различаются в силу различных синтаксических позиций, которые они занимают в предложении; по своим глаголь­ным свойствам они не различаются. Единственная позиция, где они противопоставлены, это позиция препозитивного определения; в этой позиции семантическое различие прослеживается чётко. Па­радигмы причастия первого и герундия не имеют формальных разли­чий. Представляется поэтому, что 1^ундий и причастие — чисто функциональный способ различения вариантов одной и той же формы в зависимости от занимаемых ими синтаксических позиций. Проти­вопоставление в позиции препозитивного определения не

8$охватывает всего лексического состава глаголов и вряд ли может препятствовать объединению -mg-формы. Вместе с тем пред­ставляется, что прав Л. С. Бархударов, считающий, что сохране­ние терминов «герундий» и «причастие» вполне допустимо; эти термины удобны благодаря своей компактности. И герундий, и причастие могут входить в сложные образования, и тогда их именные свойства оказываются ведущими, и образования эти яв­ляются сложными существительными или прилагательными: hay­making, sightseeing, daydreaming — существительные; heartbreaking, nerveracking, well-wish-ing — прилагательные. Ге­рундий способен совершенно отойти от глагольной системы и превратиться в чистое существительное. Показателем этого явля­ется возможность прибавления флексии множественного числа: buildings. Флексии в английском не наслаиваются, и -ing пре­вращается в словообразовательный формант: I am in a strong position to know of her doings. (Powell)