1.0.4. Грамматическая категорія

. Грамматическое значе­ние. Основными понятиями грамматики являются грамматическая категория, грамматическое значение и грамматическая форма.

Грамматическая категория — объединение двух или более грамматических форм, противопоставленных или соотне­сенных по грамматическому значению. Данное грамматическое значение закреплено за данным набором форм (парадигмой). Вне постоянных формальных показателей грамматической категории не существует. Грамматическая категория включает не менее двух противопоставленных форм, но возможно и большее их количество. Так, существует три формы времени — настоящее, прошедшее и будущее, четыре глагольных разряда — основной, длительный, перфектный и перфектно-длительный, но две формы числа сущест­вительных, два залога и т. д. Не существует категорий, имею­щих только одну форму: не может быть одного артикля, одного падежа, одного залога и т. д. Противопоставление внутри катего­рии необходимо, хотя не обязательно бинарно.

Грамматическое значение — обобщенное, весьма абстрагированное значение, объединяющее крупные разряды слов и выраженное через свойственные ему формальные по­казатели или — в противопоставлении — через отсутствие по­казателей. Очень важным его свойством является то, что грамма­тическое значение не названо в слове. Формальные показатели специфичны для каждого языка и передают грамматическое зна­чение только в соединении с основами определённых разрядов — частей речи. Так, показатель s в английском, будучи присоединен к основе существительного, передает значение множественности: tables, boys; в немецком данное значение передается другими по­казателями: Tisch-e, Knabe-n; в русском мы находим показатели -ы, -и: столы, мальчики.

Грамматическая категория, как правило, является своеоб­разным отражением явлений объективно существующего мира: так, категория числа отражает количественные отношения, кате­гория времени — отношение действия к моменту речи и т. д. Но существуют и категории, не основанные на явлениях объективно­го мира. Такова, например, категория рода в тех языках, где она имеется; она несет в них чисто синтаксическую функцию органи­зации атрибутивного словосочетания путем согласования. Ника­ких реальных логических оснований она не имеет (вероятно, именно этим объясняется общеизвестная трудность запоминания родовой принадлежности существительного): ср. русск. письмо — ср. р.; нем. der Brief — м. р.; фр. la lettre — ж. р.; русск. дом — м. р.; нем. das Haus — ср. р.; фр. la maison — ж. р.

Несомненно, при своем возникновении категория рода от­ражала некую классификацию предметов объективной действи­тельности, отвечавшую миропониманию носителей языка данной эпохи. В дальнейшем она утратила свое понятийное содержание и превратилась в чисто формальный прием согласования.

Словарный состав языка может реагировать определённым об­разом на ту или иную категорию, в зависимости от грамматиче­ского значения категории и обобщенного лексико-грамматического разряда, к которому относятся данные лексиче­ские единицы: лексика может «сопротивляться» той или иной форме или же модифицировать её значение. Так, многие сущест­вительные, обозначающие предметы, не поддающиеся счету (су­ществительные вещественные и абстрактные), не имеют формы множественного числа (gold, silver, oxygen, gratitude). С другой стороны, возможно, что при употреблении в данной форме лекси­ческой единицы, по своему обобщенному значению противореча­щей значению формы, происходит модификация грамматического значения формы. Так, глаголы мгновенного действия, неспособ­ные обозначать процесс, в форме длительного разряда получают значение повторного действия (was jumping, was shooting, was winking).

Хотя «сопротивление» лексической единицы грамматиче­ской форме непосредственно связано с её лексическим значени­ем, дело не в частном лексическом содержании. Лексические значения таких существительных, как gold, silver, hydrogen,

gratitude, весьма далеки друг от друга, однако они в равной сте­пени не могут иметь форму множественного числа. Они все объе­динены обобщенным понятием неисчисляемости, которое, правда, вытекает из их лексического содержания, но охватывает самые различные по лексическому значению единицы. Это значение не является для них родовым (родовым для понятий «золото, сереб­ро» явилось бы понятие «металл»); обозначаемые ими предметы от­носятся к самым разнообразным, не связанным между собой в экс­тралингвистической реальности областям. С другой стороны, по­нятие неисчисляемости отражается в грамматической форме не че­рез собственную, эксплицитную форму, а через неприятие или мо­дификацию значения грамматической формы. Таким образом, зна­чения неисчисляемости, мгновенности действия и т. п., не имея своей эксплицитной грамматической формы, взаимодействуют с грамматическими формами. Они являются звеном, соединяющим лексический состав и грамматическую форму. Они могут поэтому быть обозначены как з а в и с и мые грамматические значения; часто их называют также лексико-грамматическими значениями. Здесь мы будем обозначать их «за­висимые грамматические значения».

В тех случаях, когда зависимое грамматическое значение вы­зывает модификацию значения формы, оно является одной из причин вариантов основного грамматического значения, т. е. так называемого инварианта. Определить же основное грам­матическое значение возможно, исследуя форму в очень широком контексте или совсем без контекста. Иначе говоря, инвариант — это грамматическое значение, не подверженное изменению под влиянием зависимого грамматического значения или каких-либо дополнительных условий.