1.6.14. Перфект.

 Перфектные формы представляют собой со­четание глагола to have и причастия второго смыслового гла­гола.

Место перфекта в системе видовременных форм вызывает наи­большее количество споров среди англистов. Проблема его отне­сения к категории вида или к категории времени, а также его ос­новного грамматического значения до сих пор не нашла одно­значного решения. Разумеется, эти два вопроса неразрывно свя­заны между собою.

Лингвисты периода, предшествовавшего структурализму, рас­сматривают его как форму времени (Г. Суит, Г. Поутсма, С. Т. Анионз), хотя два последних автора отмечают значение состояния — результата законченного действия, что, несомненно, противо­речит пониманию перфекта как формы только времени.

Позднее Г. Н. Воронцова, а также Б. А. Ильиш (в 1948 г.) указали на видовое содержание перфекта. Б. А. Ильиш сфор­мулировал его основное грамматическое значение как значение результативного вида, Г. Н. Воронцова — как значение ретро­спективного вида (т. е. формы связи между прошедшим и на­стоящим).

В дальнейшем А. И. Смирницкий, исходя из теории обяза­тельных дихотомических отношений, предложил схему, согласно которой длительный разряд — видовая форма, противопостав­ленная «общему» виду.

Однако, указывая на несомненное противопоставление пер­фекта перфектно-длительному разряду, А. И. Смирницкий кате­горически отрицал возможность синтеза двух видов (перфекта и длительного) в перфектно-длительном разряде. Отсюда был сде­лан вывод о том, что перфект не может быть видом. А. И. Смир­ницкий дал очень интересный и глубокий анализ перфекта и предложил рассматривать его как категорию временной отне­сенности. Он подчеркивает, что категория временной отнесенно­сти — совершенно не то же самое, что категория времени, так как категория времени передает отношение к конкретному моменту времени, а категория временной отнесенности — к времени во­обще. Это не совсем ясно, тем более, что А. И. Смирницкий в своем анализе выдвигает на первый план значение предшествова­ния, свойственное перфекту, а это значение, разумеется, связано с отношением к конкретному моменту времени. С другой стороны, соотнесённость с тем или иным временем — точкой отсчета — обязательна для любой личной формы глагола. Теория А. И. Смирницкого получила широкое распространение; она пред­ставлена у Л. С. Бархударова. Теория дихотомического противо­поставления принята в книге Р. Кверка и его трех соавторов, где даны два ряда: progressive — non-progressive, perfective — non-perfective. В обоих случаях противопоставление проводится по соотношению с основным разрядом (Indefinite), который, та­ким образом, совмещает в себе два отрицательных значения — non-progressive и non-perfective.

Весьма осторожную и обдуманную позицию занял Б. А. Илыпп в своей последней книге «The Structure of Modern Englishw. Он принимает, в общем, теорию перфекта, предложен­ную А. И. Смирницким, но указывает, что определение граммати­ческого значения перфекта представляет большие трудности, так как перфект не всегда выражает предшествование, и, с дру­гой стороны, предшествование выражается не только перфектом. Он считает, кроме того, что термин «временная отнесенность» неудачен, так как сближает перфект с категорией времени, и пред­почитает термин «категория отнесенности». Принимая в общем классификацию глагольных форм, предложенную А. И. Смир­ницким, он, однако, оговаривает, что вопрос этот нельзя счи­тать решенным окончательно.

Дихотомическая схема, несомненно, очень удобна, ибо дает возможность описать язык в рамках четких, простых отноше­ний. Б. Стрэнг, однако, использовала эту схему для рассмотре­ния глагольных значений, а не соотношения форм, перенеся эту схему в область грамматической семантики, рассматриваю­щей сходные значения разных форм без учёта их основного инва­риантного значения, а также без учёта условий контекста. Зна­чительно ранее сходная методика была использована М. Дейч-бейном.

Как видно из вышеизложенного, определение основного зна­чения перфекта и его места в языке представляет большие труд­ности. Точка зрения, которая будет изложена ниже, отличается от описанных выше прежде всего в том отношении, что, призна­вая наличие противопоставления грамматических форм и их зна­чений, мы отказываемся признать неизбежность дихотомических оппозиций. Отношения знаковых единиц намного сложнее, чем отношения единиц незнаковых, и поэтому механическое перене­сение трактовки фонологических отношений на отношения грам­матические представляется неоправданным упрощением, как уже было указано выше (1.0.3).

Значение предшествования, о котором писал А. И. Смирниц-кий, несомненно имеется у перфекта. Однако это значение по-разному функционирует в перфекте настоящего и прошедшего времени (о чем также писали и А. И. Смирницкий, и Б. А. Иль-иш). Нам представляется, что наиболее важным фактором явля­ется то, что в английском никакие видовые формы не существуют вне сочетания с временным значением. Соотнесённость во вре­мени обязательна, и то или иное видовое значение выявляется только на фоне этого соотношения во времени, на которое видо­вые отношения накладываются. В этом плане все видовременные формы можно рассматривать как формы временной отнесенности; однако это не помогает выявлению их специфики.

В то время как отношение во времени, передаваемое длитель­ным разрядом, является значением одновременности, значением перфекта является предшествований. Но это значение вытекает из другого — законченности, завершенности действия, являющегося видовым значением. Это сочетание видового и временного значе­ний может реализоваться по-разному, с перевесом одного или другого. В этом отношении безусловно формы настоящего и про­шедшего неодинаковы.