1.0.2. Служебные морфемы.

Служебные морфемы, т. е. словоиз­менительные аффиксы, отличаются в английском от того, что обычно понимается под термином «флексия». В языках флективных флексия передает несколько грамматических значений в одном и том же аффиксе. Так, в русском окончание -ом (топором, домом, лесом) передает значения творительного падежа, мужского рода, единственного числа; окончание -аем (бегаем, стираем, играем) пе­редает значение настоящего времени, первого лица, множественного числа глагола Английские словоизменительные аффиксы передают только одно значение. Так, s в словоформе rooms передает только значение множественного числа или значение посессива, -ей ука­зывает только на прошедшее время (или причастие второе), -ing — на причастие первое или герундий. Наряду с этим широко распро­странена омонимия служебных морфем: -s — окончание множествен­ного числа существительных и третьего лица единственного числа глагола (в последнем случае как будто совмещаются несколько значений, но об этом см. ниже, 1.6.8); омонимичны, как показано выше, окончания -ed, -ing. Набор словоизменительных морфем весьма скуден; он ограничивается приведёнными выше аффиксами; можно ещё прибавить -еп — показатель некоторых причастий вторых от нестандартных глаголов и множественного числа существитель­ных ox-en, childr-en.

Тот факт, что словоизменительный формант, как указано выше, не входит в минимальную структуру слова и, следовательно, явля­ется как бы внешним добавлением к базисной форме, приводит к тому, что иногда словоизменительные форманты могут оформлять единицы большие, чем слово. Так, в словосочетании His daughter Mary's arrival формант - 's относится ко всему словосочетанию в це­лом; сравните русское приезд его дочери Марии, где флексия роди­тельного падежа повторяется; между тем, *His daughters Mary's arrival в английском — невозможная структура. Подробнее мы вер­немся к этому позднее (1.2.6).

Единственность грамматического значения, передаваемого каж­дым аффиксом, и его внешнее положение по отношению к мини­мальной структуре слова явились причиной того, что некоторые лингвисты употребляют термин «агглютинация» для обозначения способа присоединения аффикса к основе. Действительно, эти два свойства весьма напоминают свойства словоизменительных прилеп в агглютинирующих языках. Однако на этом сходство кончается, возникает принципиально важное расхождение. Агглютинативные прилепы наслаиваются одна на другую: прилепа, обозначающая падеж, на прилепу множественного числа, так что вся форма снаб­жена показателями ряда категорий. В английском такое наслаива­ние невозможно, сосуществование нескольких словоизменительныхаффиксальных формантов в одном слове совершенно исключено. Со­четание внутренней флексии (чередования гласного) со словоизме­нительным формантом наблюдается в глаголах типа keep — kept, ride — rode — ridden, а также в единичной форме men's. Наряду с этим существует также реликтовая форма children's, где сочетается аффиксальный формант множественного числа и аффикс посессива -'s. Формы этих существительных являются, прежде всего, нети­пичными, исключениями, стоящими вне системы. Кроме того, фор­мант посессива -'s присоединяется к единицам самой разнообразной структуры (1.2.6) и вообще вряд ли может рассматриваться как падежная флексия (1.2.6). В тех случаях, когда происходит види­мость наслоения (buildings), аффикс, исторически когда-то бывший в этом слове словоизменительным, переходит в словообразовательный ряд. Вернее, само присоединение словоизменительного аффикса ока­зывается возможным именно в силу того, что предшествующая ему морфема приобрела словообразовательный статус. Наряду с упоми­навшейся выше омонимией аффиксов, следует также отметить рас­пространённость омонимии состава основ различных частей речи и — поскольку основы в огромном большинстве совпадают по звуко­вой форме с базисными формами — омонимии частей речи. Это обстоятельство является причиной того, что отношения в предло­жении передаются в основном синтаксическими средствами.