1.6.8. Категории лица и числа.

Категории лица и числа

— категории внутрипарадигматические, существующие в лю­бой парадигме личных форм глагола. Таково положение, обычное для флективных языков: ср., например, русск. чи­таю, читаешь, читаете и т. д., буду читать, будешь чи­тать... Правда, в прошедшем времени русского глагола лицо не выражено в глагольной форме (я, ты, он читал, читала), но зато выражена категория рода, глагольной форме обычно несвойственная — результат происхождения этих форм из древнего причастия.

В английском категории лица и числа выражены весьма сла­бо. Так, в претерите всех глаголов, кроме глагола бытия, нет форм лица и числа; came, stopped, looked и т. д. получают от­несенность к лицу и числу только через местоимение илисуществительное, являющиеся подлежащим предложения: he came, the train stopped, they looked,

Глагол бытия в претерите имеет формы числа, но не лица: was, were.

В презенсе глагол бытия имеет асимметричную парадиг­му: в единственном числе выражены первое и третье лицо, мно­жественное число не имеет форм лица: am, is, are. Остальные гла­голы имеют одну единственную форму, передающую значение третьего лица единственного числа: comes, looks. Морфологиче­ская парадигма здесь совершенно асимметрична: окончание -s не передает категории числа, так как существует форма, обозначаю­щая единичность и не имеющая -s: это — так называемая форма первого лица, где, однако, отнесенность к лицу передается ме­стоимением: / look. Окончание -s не передает также категории ли­ца, ибо существует глагольная форма, которая может быть отне­сена к третьему лицу — they look — и не имеющая окончания -s. Таким образом, парадигматически форма глагола на -s изолирова­на. Однако, если обратиться к её функционированию в предложе­нии, мы видим, что она очень чётко противопоставлена форме подлежащего, выраженного существительным: the train stops, the trains stop. Таким образом, морфологически изолированная форма оказывается хорошо интегрированной синтаксически.

В парадигме будущего времени, по правилам школьной грам­матики, существуют формы лица: для первого лица обоих чи­сел shall, для остальных — will. Категория числа, следовательно, даже по этим правилам отсутствует. Но и категория лица гораздо менее чётко выражена, чем это формулирует нормативная грамма­тика: во-первых, существует в разговорной речи форма -'//, лишён­ная признаков лица или числа; во-вторых, наряду с употребле­нием формы -7/, очень сильна тенденция употреблять will с ме­стоимениями первого лица (см. 1.6.12.3).

Таким образом, как мы видим, категории лица и числа пред­ставлены фрагментарно и асимметрично. Это — остаточные кате­гории (ранее они были выражены более системно). Следует заме­тить, что в кокни глагол бытия также утратил формы лица: в от­рицательной форме для всей парадигмы презенса функциониру­ет форма ain't; для первого лица в единственном числе возможна также форма I'se. Вместе с тем, в кокни свободно чередуются форма с s и без нею (базисная форма) со значением единственно­го и множественного, числа:

CLIFFE: What do you do with yourself? BOY: I go to the races in me top hat. CLIFFE: Then? BOY: I reads till they puts the lights out. (R. Jenkins)