1.2.5.1. Подклассы имен существительных по категории числа.

Выше были перечислены формальные способы образования форм множественного числа существительных, способных противопос­тавляться по одиночности/множественности. Однако далеко не все существительные обладают этой способностью, и отсюда воз­никает наиболее важное подразделение на лексико-грамматические подклассы: на исчисляемые и н е и с -числяемые («countables — uncountables»).

К исчисляемым относятся существительные, обозначающие дискретные (отдельные) предметы, существа, явления, ощуще­ния или их проявления: bench, girl, storm, breakfast, departure, illness, joy, wish.

Подкласс неисчисляемых неоднороден. В него входят 1) на­звания веществ, материалов, не являющихся дискретными; air, brass, oxygen, sugar и т.д.; 2) имена абстрактные, называющие обобщенные понятия, не распадающиеся на дискретные едини­цы: greatness, validity, anger, gratitude. Граница между исчисляе­мыми и неисчисляемыми может проходить между лексико-семантическими вариантами существительных: если речь идет об отдельном проявлении ощущения, чувства и т.д., то форма мно­жественного числа возможна. То же самое относится к существи­тельным, обозначающим вещества; если речь идет о различных сортах, типах данного вещества или об указании на их большое количество, возможна форма множественного числа: the horrors of the war; his rages (= fits of rage) were terrible; the wines of Armenia; the snows of Kilimanjaro.

Значение исчисляемости/неисчисляемости является зависи­мым грамматическим значением (1.0.4). Оно не имеет собственной формы, но реагирует определённым образом на морфологиче­скую форму числа. Образуемые им подклассы входят в полевую структуру существительного: исчисляемые обладают всеми при­знаками категории числа и входят в ядро поля, тогда как неис-числяемые находятся на его периферии.

Имена собирательные обозначают некое множество единиц как одно целое. В принципе они могут не отличаться от обычных существительных исчисляемых, т. е. имеют форму мно­жественного числа. Они передают объединительную со­бирательность: a crowd — crowds, an army — armies. Однако соби­рательные могут обозначать множество отдельных индивидов; это — существительные раздельной собирательности: the peasantry, the cavalry, the gentry. Они употребляются только в фор­ме единственного числа, с глаголом-сказуемым в форме множественного числа.

Наконец, существует ещё подтип собирательных, способных передавать как объединенность, так и дискретность единиц, со­ставляющих данное множество; в зависимости от задания гла­гол-сказуемое имеет форму единственного или множественного числа: The group works well (вся группа в целом), но The group were assigned different tasks (отдельные члены группы); The jury consists of twelve members (коллектив присяжных заседателей), но The jury were divided concerning the verdict (речь идет о мнениях отдельных заседателей).

Особую группу составляют так называемые «pluralia tantum», обозначающие предметы, состоящие не менее, чем из двух частей; pluralia tantum не имеют формы единственного числа: shorts, scissors, spectacles, trousers (ср. русск. ножницы, очки, сани).