1.2.5. Категория числа.

Основное значение категории числа

— противопоставление одиночное™ и множественности предме­тов. Под множественностью имеется в виду количество свыше одного. Единственное число передается базисной формой, т. е. формой, не имеющей окончаний и совпадающей с основой (1.0.1.) Множественное число обозначается на письме форман­том -s, который реализуется как ряд алломорфов — Izl, /s/, /iz/ в зависимости от характера финального звука основы

(dogs Ы, potatoes /z/; books, cats /s/; classes, bushes I'vzf). Такова продуктивная словоизменительная модель формы множественного числа; её можно назвать «открытой моделью», так как новые сло­ва, появляющиеся в языке, оформляются во множественном чис­ле именно этим способом.

Авторы, стремящиеся максимально формализовать описание языка, в частности структуралисты, обычно рассматривают от­сутствие окончания в единственном числе как наличие нулевого суффикса. Однако нулевой суффикс не является морфемой, т. е. линейно выделимым отрезком, имеющим звуковую форму (1.0.1). Представляется, однако, возможным говорить о нулевом экспо­ненте (1.0.1) без записи его как морфемы.

Наряду с открытой моделью, существует ряд закрытых групп; входящие в них существительные образуют формы множе­ственного числа с помощью непродуктивных средств, закреп­ленных только за данными существительными. Это суффиксы, функционирующие только в пределах данных групп: а) суффикс -еп, закрепленный за двумя существительными — oxen, children; б) суффиксы латинских форм множественного числа, заимствованные вместе с теми существительными, которые они оформляли в ла­тыни: -i (nucleus — nuclei); -a (stratum — strata); -ae (antenna — antennae). Список этих существительных невелик, и, что очень важно, у существительных, имеющих широкое употребление, появляются собственно-английские формы: наряду с termini — форма terminuses; наряду с antennae — antennas. Дескриптивисты Хэррис, Хоккетт и другие рассматривают суффикс -еп как алло­морф (вариант) морфемы s/z, основываясь на их одинаковой функции; очевидно, если принять эту точку зрения, сюда же сле­дует причислить и приведённые выше окончания латинских за­имствований. Такая точка зрения возможна только в том случае, если морфема определяется как элемент чисто функциональный, безотносительно к её звуковому оформлению. Между тем, алло­морф устанавливается на основании звуковой и смысловой общ­ности (1.0.1). С другой стороны, функциональную общность раз­личных суффиксов множественного числа нельзя отрицать. Мы предлагаем термин «функциональные синонимы», которым будут обозначаться те или иные грамматические средства, сходные функционально, но не являющиеся алломорфами.

Наряду с суффигированными формами, в языке существует небольшая, но очень стойкая группа существительных, исполь­зующих чередование гласных для образования множественного числа: /и:/ — l'v.l — tooth — teeth, foot — feet; /аи/ — /ai/ — mouse — mice, louse — lice; /и/ — i\l — woman — women; /ае/ — /е/ — man — men. Чередование /ai/ — Г\1 существует также в основе child — children, наряду с суффиксацией. Это чередование отра­жает древний способ образования грамматических форм и сохра­нилось, как видно из перечня слов, у очень немногих сущест­вительных.

Наконец, у некоторых существительных отсутствует формаль­ный признак множественного числа: sheep, deer, swine. Так, в предложении The sheep fell into the ditch определить форму числа sheep невозможно, если оно не подсказано более широким кон­текстом.