3.4.3. Прагматические типы предложений.

Поскольку со­держание предложений, актуализируемых в актах речи, не сводимо к лексической и грамматической информации, а все­гда включает и коммуникативно-интенциональное, или прагма­тическое содержание, эта семантическая особенность предложе­ния должна найти отражение в его описании. Это можно сде­лать, например, включив в представление семантической струк­туры предложения специальный, прагматический компонент. Се­мантическая структура в этом случае предстает как состоящая из двух семантических величин: прагматического компонента и пропозиции. Прагматический компонент отражает коммуника­тивную интенцию предложения, пропозиция — его когнитивное содержание. Решающим для отнесения предложения к тому или иному прагматическому типу является характер прагматического компонента. Пропозиция может быть идентичной в разных по коммуникативной интенции предложениях.

Содержание прагматического компонента может быть условно представлено как сочетание «I (hereby) + глагол, определяющий иллокутивную силу высказывания + адресата Глагол, характери­зующий реализуемое в акте речи отношение между адресантом и адресатом, иногда называют перформативным. Напри­мер, Не is not guilty с учётом иллокутивной силы данного высказы­вания фактически означает / (hereby) state that he is not guilty; Stop it at once — / (hereby) command you to stop it at once; I'll come some time. — / (hereby) promise you that I'll come some time и т. д.

Экспликация перформативного глагола составляет структурно и семантически обязательную черту построений с косвенной речью. Ср.: I'll dismiss you —> Не threatened to dismiss him (her и т. д.).

Что касается экспликации перформативного глагола в прямой речи, предложения разного коммуникативно-интенционального со­держания ведут себя неодинаково. Наряду с предложениями, до­пускающими экспликацию перформативного глагола (таких, ви­димо, большинство), имеются предложения, в связи с которыми экс­пликация глагола исключена. Это, например, предложение-угроза (*I hereby threaten you that...), предложение-похвальба (*I hereby boast that...). С другой стороны, есть такие предложе­ния, которые, наоборот, не допускают перевода перформативного глагола в импликацию: I thank you; I christen this ship «...» и др.

Различие между прагматическими типами предложений не сво­димо к различию прагматических компонентов. Многообразие актов речи и, соответственно, служащих средством их реализации прагматических разновидностей предложений создается внесением в речевую коммуникацию дифференцирующих моментов, разня­щихся в актах речи количественно и качественно. Теоретически, ин­вентарь дифференциальных признаков конечен, поскольку конечно число самих актов речи в системе языка, однако сам инвентарь та­ких признаков ещё не установлен, равно как, впрочем, нет и сколько-нибудь определённо очерченного перечня и самих актов речи. Тем не менее, некоторые из дифференциальных признаков уже зафиксированы в лингвистических описаниях. Более десяти таких признаков (в качестве существенных) устанавливает Дж. Сёрл, оговаривая, что их вообще существует больше. Среди них он называет иллокутивную цель — «illocutionary point» (ср. разли­чие иллокутивной цели у приказания и жалобы), направление соответствия между словами и миром (примерами разных в этом плане актов речи могут служить утверждение о чем-либо и обе­щание: обещаемое в момент акта речи ещё не существует), отноше­ние к интересам говорящего и адресата (ср.: поздравление и вы­ражение сочувствия, обещание и угроза) и др.

Рассмотрим некоторые из прагматических типов предложения.

Констатив. Коммуникативно-интенциональное содержание констатива заключается в утверждении, например: The Earth rotates. Со своеобразием коммуникативно-интенционального содер­жания предложения связаны соответствующие формальныехарактеристики предложения. Например, для констативов неприем­лемой является форма вопросительного или побудительного предло­жений в силу несовместимости коммуникативного содержания таких предложений и прагматики констатива.

Промисив и менасив. Предложение-обещание и пред­ложение-угроза интересны как объект сопоставительного изучения, поскольку при известной общности (укажем на заинтересованность/ незаинтересованность адресата в обещаемом/угрожаемом, времен­ную ориентированность на будущее, прогностичный анализ утвер­ждаемого) они составляют разные прагматические типы предложе­ний. Назовем, для краткости, предложение-обещание промисивом, предложение-угрозу — менасивом.

Хотя, как и констативы, промисивы — всегда повествователь­ные предложения, специфика их коммуникативно-интенционального содержания обусловливает присущее им содержательное и формаль­ное ограничение: промисивы неизменно относятся к будущему и потому глагольное время в них лишь будущее: I'll come some time,

В промисивах автор высказывания во всех случаях выступает как гарант реальности обещаемого. Эта особенность употребления промисивных предложений определяет ряд их других (кроме ориен­тированности на будущее) структурных и семантических черт. Их можно охарактеризовать, используя понятия и термины роле­вого синтаксиса.

Подлежащее промисивных предложений, если оно соотноси­тельно с автором речи (I), неизменно является агенсом, глагол-сказуемое — глагол действия в форме действительного залога: I'll write, do, come, ring up и т. д. Нормально невозможен проми­сив типа */ shall be beaten up, *I shall be ignored с подлежащим-патиенсом. Аналогичным образом не могут быть промисивными такие предложения, которые, хотя и имеют глагол-сказуемое в форме действительного залога, однако подлежащее в них —не-агентивного типа- *Г11 stumble over the chair. *I'll overlook some mistakes. Пред­ложения такого типа возможны как промисивы в условиях разово­го, для данного случая, переосмысления семантической структуры глагола, перевода его в разряд глаголов действия, которым при­сущ иной набор семантических ролей, одним словом, в особых ус­ловиях. Так, относительно первого предложения можно предста­вить беседу актера и режиссера на репетиции пьесы, по ходу дейст­вия которой актер должен споткнуться о стул, о чем он до сих пор забывал. В ответ на высказывание режиссером недовольства по этому поводу актер обещает: I'll stumble over the chair. При внешнем сходстве с вышеприведённым предложением этого же состава, но со звездочкой, данное предложение существенным образом отли­чается от него тем, что набор ролей здесь включает [агенс пати-енс], тогда как выше это был [номинатив патиенс]. Подобным обра­зом можно сконструировать и ситуацию, в которой предложение I'll overlook some mistakes будет звучать нормально.

Предложение с подлежащим в первом лице не является единст­венной формой, в которой возможен промисив. Однако другиепостроения имеют существенные ограничения ролевой природы. Подлежащее, несоотносительное с автором речи, т. е. второе, третье лицо, в промисивных предложениях не может быть аген­сом, даже в связи с глаголами, набор ролей которых вообще харак­теризуется наличием агенса. Например, промисив You'll see the picture с глаголом to see фактически означает You'll be shown the picture. При подлежащем — третьем лице (The train will arrive in time или He will not do this), как и выше, в случае второго лица, предложение может быть промисивным при условии зависимости реальности события, о котором идет речь в предложении, от автора высказывания. Отсутствие такой зависимости делает предложение обычным констативом. Ср. различие семантики предложений [I hereby promise you] the train will come in time и [I hereby state] the train will come in time.

Необходимым внешним условием реализации некоторого пред­ложения как промисива является заинтересованность адресата в осуществлении того, о чем идет речь в предложении.

Коммуникативно-интенциональным содержанием предложений менасивного типа является угроза: [Ч/you don't let go,] I'll cut off you nasty, great, slimy tail!' (J. Osborne) 'I'd give you such a belt in a second.' (J. Joyce).

У менасивов много общего с промисивами: отнесенность к буду­щему, ряд особенностей ролевой структуры. Однако условия реали­зации противоположны тем, которые характерны для промисивов, в том смысле, что адресат речи здесь как раз не заинтересован в осуществлении того, о чем идет речь в предложении. Автор мена­сивного предложения, далее, не выступает, как в случае промисива, в качестве гаранта реальности будущего события. Он может уг­рожать и событием, свершение которого от него не зависит: He'll pay you «Он тебе задаст». Поэтому для менасивов нет ограничений в наборах ролевых структур предложения, характерных для проми­сивов.

Наличие у промисива и менасива ряда общих структурно-семантических особенностей и вместе с тем различие по признаку «положительность»/«отрицательность>> отношения адресата к содер­жанию обращенного к нему высказывания, к перспективе осуществ­ления называемого в нем действия делает возможным употребление предложения, являющегося по формальным признакам менасивом в качестве промисива и наоборот. Несоответствие между формальной предназначенностью предложения и его употреблением может по­рождать стилистический эффект.

Перформатив1. Перформативы '/ congratulate you.' (A. J. Cronin) / welcome you; I thank my honourable friend; I apologise; I guarantee that the cost of these books will be paid) не со­общают о чем-то (ср. констативы, например, Не congratulated те или Не apologised, которые как раз служат

' Учитывая перформативность любого высказывания, используемое здесь обо­значение «перформатив» нельзя признать удачным. У нас, однако, нет терминоло­гической альтернативы для этого обозначения, предложенного Дж. Остином.для «отражательного» сообщения о фактах действительности). Произнося / congratulate you, говорящий совершает дейст­вие, в данном случае приветствие. Отсюда название «перформа-тив» (англ. «peiTormative»).

С произнесением перформатива наступает новое состояние некоторого объекта, внешнего ли по отношению к адресанту (ср. обряд брачной церемонии с традиционной формулой закрепле­ния брачных отношений / pronounce you man and wife, церемонию спуска судна на воду, необходимую часть которой составляет произнесение в соответствующий момент фразы / name this ship «...» и др.), или самого адресанта (ср. эффект I swear в церемо­нии принятия клятвы), новые отношения между адресантом и ад­ресатом (ср. акт приветствия, извинения). Новое состояние, но­вые отношения суть не побочный продукт акта речи, не нечто, что может быть, но может и не быть, а необходимый результат свершения перформативного акта речи. Произнесением перфор-мативного предложения совершается определённое речевое дей­ствие и самый вид этого действия «звучит» в самом акте речи.

Назовем некоторые структурные особенности перформативов. Глагол перформативного предложения не может иметь форму прошедшего или будущего времени. Перформативное предложе­ние не может быть отрицательным. Не допускается включение в состав перформативных предложений модальных слов, снимаю­щих «совершательность» действия, ср. неотмеченность *Мау be I congratulate you. Хотя глаголы, употребляемые в перформатив­ных предложениях, следует признать обычными глаголами дей­ствия, в перформативных предложениях они, по-видимому, не могут иметь временного значения «сиюминутности». В англий­ском языке это значение передается формой Continuous, поэто­му нет перформативов с глаголом в этой форме, типа * I'm congratulating you, *Гт guaranteeing you..., *Гт apologizing. В то же время некоторые из глаголов этого ряда вполне приемлемы в данной форме как констативы. Среди глаголов, для которых такая возможность наиболее очевидна, — глаголы речи. Ср. Right now I'm congratulating you как возможный ответ на во­прос What are you doing? В русском языке соответствующее различие не грамматикализовано. Впрочем, и в английском языке возможны случаи полного совпадения по форме перфор­матива и констатива. Так, прагматически двусмысленно предло­жение / denounce it as а Не. Такое предложение может быть и констативом и перформативом.

Подобно промисиву и менасиву, правильное употребление которых возможно лишь в определённых условиях, а именно обя­зательны заинтересованность адресата в случае промисива и от­рицательное отношение адресата к перспективе осуществления того, о чем идет речь в предложении, в случае менасива, многие виды перформативных предложений требуют определённых усло­вий реализации.

В этом случае адресант и адресат должны удовлетворять не­которым условиям, равно как соответствующей должна быть иситуанимаюшие воинскую присягу, дающие студенческую клятву, равно как лишь лицо, наделенное необходимыми полномочиями, может принять присягу, клятву от новых членов сообщества. Важно и место совершения ряда перформативньгх актов, наличие определённых внешних атрибутов.

Важным является ещё одно условие для свершения перформа-тивного речевого акта. Это «искренность» говорящего. / swear и т. п. могут считаться реализованными как перформативы лишь при условии соответствия произносимого истинным намерениям го­ворящего.

Предложенческие формы перформатива не ограничены теми, в которых подлежащее в первом лице. Ср., например: Payment is guaranteed. Passengers are requested to cross the line by the footbridge only (второй пример заимствован у Дж. Остина). Возмож­ные предложенческие формы перформатива мало изучены, одна­ко уже сейчас, до установления подробного инвентаря форм, можно попытаться определить основания для их трактовки как перформативов.

Приведённым выше и подобным им предложениям-перформативам присуща временная отнесенность к плану настояще­го, к «моменту речи», которая вообще характеризует перформати­вы. (Мы имеем в виду отнесенность в момент акта общения, вообще же в подобных объявлениях избранная форма удобна как раз своей вневременностью.) Это один из возможных критериев.

Далее, приведённые предложения суть пассивные трансформы перформативов активной формы, ср.: We guarantee ... We request you to cross ... Следовательно, к перформативам принадлежат и трансформационные производные. Трансформационная соотноси­тельность с типовым перформативом может быть ещё одним крите­рием перформативности предложения.

Совершенно очевидна также неагентивность подлежащих в пер-формативных предложениях-трансформах.

Важнейшую черту перформатива составляет явность, поверхно­стная представленность (в прямом или трансформированном виде) глагола, обозначающего совершаемое произнесением перформатива действия: We hereby request... — Passengers are requested .../Our request is ... Во всех других прагматических типах предложе­ний прагматический глагол обычно дан в импликации.

Директив. Директив — прагматический тип предложе­ния, содержанием которого является прямое побуждение адресата к действию: 'Get out' 'Don't go.' (A. J. Cronin) 'Ronnie, could you get me a soaking wet rag?' (J. Updike)

Приведённые выше два предложения могут иллюстри­ровать два вида директивных предложений, а именно инъюнктив, т.е. предложение-приказание, и р е к в е -стив, т.е. предложение-просьбу.

Инъюнктив и реквестив близки друг к другу. У реквестива распространённой, а у инъюнктива обычной предложенче-ской формойявляется побудительное предложение. И инъюнктив и реквестив на­правлены на побуждение адресата к выполнению действия. В качестве главных глаголов обоих видов предложения возможны лишь глаголы действия. Разнятся инъюнктивы и реквестивы силой побудительности, признаком обязательности/необязательности дей­ствия для адресата (в оценке адресанта), который определяется ие­рархическими отношениями между адресантом и адресатом:. Инъ­юнктив реализуется в условиях неравноположности общающихся, когда адресант в силу присущего ему (или ошибочно истолковывае­мого им так) положения может предписывать, приказывать адресату. В отличие от этого действие, обозначенное глаголом-сказуемым в реквестивном предложении, не является обязательным для выпол­нения адресатом. Здесь адресант и адресат либо равноположны, ли­бо адресант по своему социальному статусу является (или в данной ситуации оказывается) ниже адресата. Возможность для адресанта использовать инъюнктив исключена. Таким образом, инъюнктив и реквестив находятся в отношениях комплементарности.

Инъюнктив и реквестив различаются просодическими характери­стиками (ср. интонацию приказания и интонацию просьбы). Лекси­ческим показателем реквестивности предложения является слово please, снимающее императивность высказывания: 'Please go away.' (A. Christie) 'Don't go, Effingham, please.' (I. Murdoch). Please является иллокутивным индексом. Особый интерес для иссле­дования представляют специфические грамматические формы рекве-стива, например, форма побудительного предложения, связанная с нейтрализацией неравноположного отношения между адресантом и адресатом: Let's go когда объединяются адресант и адресат, по­строения типа Would/Could you kindly + инфинитив: Would you kindly stop smoking? Could you kindly show me the way to the station?

Квеситив. Квеситив — это вопросительное предложение в его традиционном понимании.

Квеситив имеет ту черту общности с директивом, что оба они предназначаются для того, чтобы вызвать действие адресата, с тем существенным различием, что для директива это любые дей­ствия (Drive (please)!), включая и речевые, для квеситива — это только речевые действия.

Важнейшим отличительным признаком квеситива следует счи­тать связь его употребления с разностью информационных потен­циалов автора квеситива и адресата. Употреблением квеситива его автор делает явным наличие такой разности и преследует цель снятия этой разности путем получения — в качестве ответа на вопрос — соответствующей информации от адресата. Квеситив ставит в фокус внимания общающихся факт отсутствия некоторой информации у адресата и создает, в силу вопросительности, психо­логическое напряжение в общении, которое снимается выдачей ад­ресатом ответа.

Квеситивное предложение должно обладать структурнымпризнаком вопросительности. Инвентарь соответствующих средств достаточно разнообразен. Важнейшим среди них является интона­ция.

Приведённое — лишь фрагмент описания системы прагматиче­ских типов предложений в современном английском языке, в иссле­довании которой сделаны начальные шаги.