3.4.2. Коммуникативная интенция.

Предложение является средоточием функциональных особенностей языка и речи. Поэтому синтаксическая теория должна иметь в качестве одной из важней­ших своих задач изучение функциональных характеристик предло­жения. Как это ни покажется странным, но функциональная сто­рона языка изучена на сегодняшний день явно недостаточно. Оче­видный тезис — «система (языка) должна изучаться в её функцио­нировании» — не получил признания в практике лингвистического исследования, по крайней мере применительно к предложению. Этой задаче подчинен прагматический синтаксис, реализующий

Под конструктивной ориентированностью синтаксической теории мы имеем здесь в виду её направленность на уяснение того, как из номинативных единиц (слов и словесных соединений) образуется качественно новая коммуникативная единица — предложение, т. е. направленность на изучение отношений построе­ния между компонентами предложения. Закономерной при таком подходе оказы­вается центральность предложения в синтаксическом описании. По сути централь­ность предложения сохраняется даже в исследованиях, рассматривающих бблыпие, чем предложение, словесные единства.функьдаонапьно-ориентировднньгй подход к изучению предложений, при котором лингвиста в первую очередь интересуют коммуника-тивно-фунюгяональное назначение и использование предложений в речевых актах общения

При таком подходе предложения одного и того же структурного типа могут оказаться существенно разными. Ср., например, прика­зание Cornel и просьбу Cornel, облеченные в общую для них форму побудительного предложения. I'll watch you может быть кон­статацией факта, угрозой или обещанием. На первый взгляд может показаться, что различия между такими и подобными предложения­ми суть различия контекстов или ситуаций их употребления. Одна­ко это не так, вернее, не только так. Предложения, различные по своей прагматике, различаются ещё семантическими и структурны­ми свойствами, что будет показано ниже (см. 3.4.3).

Изучение прагматики предложений составляет важную область языковых знаний, ибо владение языком предполагает не только умение строить предложения (языковая компетенция), но и умение правильно употреблять их в актах речи для достижения нужного коммуникативно-функционального результата (коммуникативная компетенция).

Целью описания предложения в структурном аспекте является раскрытие механизма порождения предложений, что естественным образом предполагает установление их структурных типов. В таком описании системным образом должны быть отражены грамматиче­ское содержание и особенности построения предложений языка. Описание предложения коммуникативно-функциональной ориенти­рованности должно выявить составляющие принадлежность комму­никативной компетенции носителей языка закономерности соотно­шения между коммуникативно-функциональным типом предложе­ния и задачей общения, которая разрешается актуализацией в речи предложения данного типа, а также прагматически релевант­ные структурные и семантические особенности предложений.

Рассматриваемые  в  коммуникативно-функциональном плане, предложения разнятся коммуникативной интенцией. Комму­никативная интенция — это присущая предложению на­правленность на разрешение определённой языковой задачи об­щения.

 Вообще было бы целесообразно терминологически разграничить предложе­ние как единицу системы языка и предложение как компонент (хотя цен­тральный, но лишь компонент) акта речевого общения. За первым мож­но было бы сохранить название предложение, второе называть, ска­жем, высказыванием. Предложение в этом случае может быть адек­ватно описано без выхода за пределы системы языка, высказывание же — лишь с учётом связей и отношений, существующих между ним и другими компонентами акта общения, прежде всего адресантом и адресатом. Поскольку, однако, осно­ву высказывания при таком его понимании составляет все то же предложение, при этом не только как физическая реальность, но и в содержательном и во многом в функциональном аспекте, термин «предложение» сохраним и далее, памятуя о новом ракурсе, в котором предложение рассматривается в прагматическом синтак­сисе. (Здесь можно говорить о «предложении-высказывании», как поступает, например, О. И. Моекальская.)коммуникативно-интенциональном содержании предложения, по­скольку рассматриваемое явление характеризуется тем, что, во-первых, актуализируется оно лишь в условиях речевого обще­ния, во-вторых, оно неизменно соотносится с некоторой сущно­стью, лежащей вне границ данного предложения. Этой сущностью является речевая или иная реакция адресата, регулярность свя­зи между которой и предложением определённого коммуникатив-но-интенционального содержания позволяет дифференцировать предложения по коммуникативной интенции. Коммуникативно-интенциональное содержание — необходимый признак каждого предложения. Без него нет предложения как единицы синтаксиса. Примером различия коммуникативно-интенционального содержа­ния может служить различие, связываемое с дифференциацией по­будительного и вопросительного предложений. Приняв существова­ние ком муникативно-и нтенционального содержания предложения, мы получаем дополнительный аргумент (в полемике о знаково-сти/незнаковости предложения) в пользу признания предложения как обобщенной формулы построения, дифференцируемой по при­знаку коммуникативно-интенционального содержания, в качестве знака. Поскольку же дифференциация предложений в аспекте дан­ного содержания связана со способами использования и эффектами знаков, изучение которых составляет предмет прагматики, соответ­ствующие типы предложений следует признать прагматическими типами.

Так как речь идет не просто о прагматике, а о прагматике лин­гвистической, проводимый анализ должен установить закономерно­сти системы языка в данной области, типы языковых единиц на ос­нове языкового признака. Этот исходный принцип надо иметь в виду, поскольку вообще возможен и иной подход и, соответствен­но, иной критерий. Иной в результате будет и систематизация типов языковых единиц, в нашем случае — предложений. Так, можно, основываясь на фактах общности «эффектов знаков», организовать в описании языковые единицы таким образом, что — вне зависимо­сти от признака общности/различия их языковой природы — они будут объединены в группы по признаку общности реакции адреса­та на них. Такая классификация, научно вполне правомерная, бу­дет, однако, классификацией языковых единиц с позиций теории человеческого поведения, уместной в описании соответствующей нелингвистической направленности. Таким образом, в установлении прагматических типов предложений в языковедческом описании не должен теряться лингвистический ориентир.

Прежде чем перейти к рассмотрению прагматических типов предложения, кратко остановимся ещё на нескольких необходимых понятиях.

Приказание и просьба, угроза и обещание, рекомендация и из­винение и т. д. суть разные речевые акты. В ходе истори­ческого развития каждое общество выработало значительное разно­образие этих форм межличностного речевого общения, которым и обеспечиваются соответствующие социальные потребности. На­сколько велико это разнообразие, можно судить по количествуязыковых наименований видов речевой деятельности. В анг­лийском языке, по мнению Дж. Остина, имеется более тысячи глаголов и других выражений для их обозначения: to accuse, to bet, to bless, to boast, to entreat, to express intention, to lament, to pledge, to postulate, to report, to request, to vow, to welcome и мн. др.

Предложения, являющиеся средством реализации разных ре­чевых актов, соотносительны с определённой коммуникативной интенцией говорящего. Произнося ГЦ соте как просто конста­тацию планируемого к выполнению в будущем действия, как обещание, как угрозу или предупреждение, говорящий каждый раз произносит предложение с разной целью. Принято говорить в этой связи, что подобные разные реализации отличаются друг от друга иллокутивной силой.

Локутивная сила предложения заключается в его когнитивном содержании. Примерами реализации лишь локу-тивной силы может быть произнесение предложения ребенком ради самого произнесения, оперирование предложением учащимися в учебных целях, например, при работе над произно­шением. В реальном же общении реализация предложения не­разрывно связана с придачей ему иллокутивной силы.

Уместно, правильно, с соблюдением необходимых условий реализованное предложение достигает цели в виде перлоку-тивного эффекта высказывания. Так, перлокутивным эффектом речевого акта, обозначаемого глаголом to argue, явля­ется состояние собеседника, называемое сочетанием to be/to get convinced, to describe — to get informed/to know, to threaten — to be/to get scared и т. д. Тот или иной перлокутивный эффект не обя­зательно возникает как результат намерения произвести его. О ненамеренности перлокутивного эффекта свидетельствуют такие высказывания, как / didn't mean to V you, где to V может быть to hurt, to insult, to flatter и т. д. (Все три понятия и термина, связанные слокуцией, принадлежат Дж. Остину.) Перейдем к рассмотрению прагматических типов предложений.