3.3.13. Импликация и инференция.

 Пресуппозиция—лишь один из типов неявно выраженного в предложении содержания. Рассмот­рим пример She managed to conceal her distress from herfriend.

В предложении имеется неявно сообщаемая информация относи­тельно осуществлённости действия, обозначенного глаголом to conceal. Скрытое суждение, содержащееся в приведённом предложе­нии, — she concealed.... В этом сходство этого и подобных ему пред­ложений с предложениями, содержащими пресуппозицию, но далее идут различия. Указанное скрытое суждение приведённого предложения иначе, чем пресуппозиция, реагирует на отрицание предложения. Отрицание здесь влияет на скрытое содержание. Ес­ли She managed to conceal ... содержит идею осуществлённости действия conceal, то She didn't manage to conceal... означает, что это действие не осуществилось.

Неявное суждение не-пресуппозиционного типа, с необходимо­стью вытекающее из основного суждения предложения, называется импликацией.

Иное неявное суждение, также не-пресуппозиционного типа, ко­торое является лишь возможным, но не обязательным в связи с основным суждением, называется инференцией. Инференция, например, присуща предложению She tried to conceal her distress from her friend. Действие, называемое здесь глаголом to conceal, могло осуществиться и не осуществиться. Как и импликация, инференция чувствительна к отрицанию. Ср. с приведённым выше предложение с отрицанием She didn't try to conceal her distress from her friend. Введение отрицания изменяет имеющееся в предложении скрытое содержание: предложение может означать только отсутст­вие действия глагола to conceal.

Предложение She didn't try to conceal her distress from her friend показывает взаимную связь инференции и импликации: при некото­рых условиях инференция может стать импликацией.

Для некоторых глаголов (глаголы видовой характеристики действия типа to begin, to continue, to finish и т. п., глаголы движе­ния и нахождения в пространстве типа to enter, to stay, to leave) ха­рактерна передача одновременно пресуппозиции относительно фак-тивности комплемента и импликации. Так, предложения 1), 4) несут пресуппозицию 2). Вместе с тем предложение 1) несет импли­кацию 3), а 4) — импликацию 5):

I) On the 1st of January he began to work.

2) On the 1st of January he did not begin to work.

3) Some time before the 1st of January he was not working.

4) Some time after the 1st of January he was working.

5) Some time after the 1st of January he was not working.

Как показали эксперименты, инференционная информация, подобно пресуппозитивной, в большинстве случаев интерпретиру­ется и сохраняется в памяти как информация, переданная в форме прямых утверждений. Иначе говоря, в памяти стирается разли­чие разных типов информации, определяемое различием языковых способов выражения суждений и связанного с ним различия в (сте­пени) их истинности. Так, в одном из экспериментов испытуемым, разбитым на две группы, были прочитаны (в магнитофонной записи) составленный экспериментаторами в двух вариантах текст якобы имевших место показаний в суде. Варианты отличались тем, что 9 из 18 ключевых предложений давались в одном тексте как пря­мые утверждения, в другом — как непрямые и наоборот. Напри­мер, / rang the burglar alarm и / ran to the burglar alarm и т. п. После прослушивания испытуемым (половине из них тотчас после прослушивания, другой половине — через два дня) было предло­жено 36 предложений, соотносительных с ключевыми, каждое из которых они должны были определить, основываясь на прослу­шанном ими варианте текста, как «истинное», «ложное» или «неопре­делённое», например: Mr. Ransom rang the burglar alarm. Mr. Ransom did not ring the burglar alarm. Испытуемые обеих групп об­наружили запоминание и прямых утверждений фактов, и инфе-ренций (равно как и пресуппозиций) как фактов, несмотря на то, что часть испытуемых в каждой из групп была даже предупреж­дена о возможности и опасности интерпретации не утверждаемой информации как прямо утверждаемой. Несомненным является при­кладное значение обнаруженных закономерностей, в частности для юридической практики, где разграничение между прямым утвер­ждением и логическим выводом из утверждения (например, Не сап beat his wife) или вопроса (например, Do you still beat your wife?), ко­торый не обязательно является истинным, играет существенную роль.