3.3.10. Пресуппозиция.

Если рассмотреть содержание таких двух предложений, как Не came late и Even he came late, то обнару­живается, что различие в их содержании более значительное, чем то, которое можно было бы ожидать от введения в состав пред­ложения одного слова — частицы even. Второе предложение пере­дает то же содержание, что и первое, но в добавление к этому в нем, кроме основного суждения he came late, в неявной форме дается и другое, которое можно передать, скажем, как it is unexpected. Такое данное в предложении в неявной форме, выводимое из него суждение называется пресуппозицией.

Пресуппозиция — новое понятие в лингвистике, и круг явле­ний, подводимых под него, настолько широк, что иногда право­мерно ставится вопрос, а есть ли вообще в трактовке пресуппози­ции нечто общее, относительно чего у всех языковедов, рассматри­вающих пресуппозицию, было бы общее понимание. Пресуппози­ции трактуются, например, Ч. Филлмором, как условия, которые должны быть удовлетворены до того, как предложение может быть использовано в какой-либо коммуникативной функции. Диапазон таких условий оказывается, естественно, очень широким — от соот­ветствия содержания высказывания условиям внеязыковой ситуации (например, просьба Please open the door может быть высказана, если адресат знает, о какой двери идет речь, если дверь в момент произ­несения просьбы закрыта и т. д.) до удовлетворения условиям, не связанным с содержанием высказывания, но необходимым для осу­ществления речевого акта (вроде знания адресатом языка, его со­ответствующего физического состояния, позволяющего восприни­мать речь и должным образом реагировать на обращенное к не­му высказывание, соответствия высказывания статусу, полу, воз­расту и другим возможным социальным параметрам и т. д. и т. п.). Вряд ли можно каким-либо строгим образом определить круг такого рода условий. К тому же они в своей основе внелингвис-тичны. Поэтому в установлении того, что такое пресуппозиция, не­обходим поиск более чётко выделяемых и идентифицируемыхявлений, которые, к тому же, можно было бы квалифицировать как языковые феномены.

Понимание пресуппозиции как отношения предложения к миру по существу заимствовано из стандартной математической логики, в которой, в частности, определяются условия, которым должен удовлетворять описываемый логическим языком мир, чтобы пред­ложение определённого типа на этом языке было истинным. Опреде­ление этих условий связано с понятием логической пресуппозиции: предложение S предполагает (presupposes) предложение 5" в том случае, если предложение S' выводится из предложения S и от­рицание предложения S (т. е. — S) не затрагивает выводимости S'. Предложение 5" должно быть истинным, иначе не может быть истинным предложение S.

Пресуппозиция как явление языка, более конкретно, семантики предложения, также характеризуется указанными выше двумя ос­новными моментами, во-первых, выводимостью из предложения (ес­ли бы это не было так, то мы о пресуппозиции не могли бы знать или это была бы не пресуппозиция, а что-то иное) и, во-вторых, её «нечувствительностью» к отрицанию предложения. Предложения Even he came late и Even he did not come late — существенно раз­ные по содержанию. То, что утверждается в первом, отрицается во втором, но пресуппозиция у них общая: contrary to ту expectations. Ещё пример. Пресуппозицией предложения Susan knows that Bill is ill является I consider that S as fact, т. е. Билл действительно болен. Отрицание в предложении Susan does not know that Bill is ill не распространяется на пресуппозицию.

Содержание пресуппозиции характеризуется ещё одной важной особенностью. Оно является прагматическим в том смысле, что пре­суппозиция выражает некоторую авторскую (имеется в виду автор предложения) позицию по отношению к тому, что сообщается или о чем спрашивается в предложении.

Таким образом, мы установили следующие признаки пресуппо­зиции: неявность, выводимость из предложения, нечувствитель­ность к отрицанию и прагматичность содержания.

Поскольку первые три признака не допускают внутренней диф­ференциации, в то время как прагматичность содержательно варьи­руется, наиболее естественной является классификация пресуппози­ций по их прагматическому содержанию.

Прежде чем перейти к рассмотрению отдельных типов пресуппо­зиции, нам необходимо решить один терминологический вопрос. Терминологически следует разграничить не-пресуппозиционное и пресуппозиционное содержание предложения. Что касается вто­рого, пресуппозиционного компонента содержания предложения, то здесь все просто. Это «пресуппозиция». С не-пресуппозиционной частью содержания дело обстоит сложнее. Предлагалось в качестве названия «утверждение». Дело, однако, в том, что пресуппозиция может содержаться и в вопросительном предложении (ср., напри­мер, Does Susan know that Bill is ill?). «Утверждение» в качестве на­звания для не-пресуппозиционной части содержания здесь явноне подойдет. Не вполне удачен и термин «значение», используемый некоторыми лингвистами, поскольку пресуппозиция — тоже зна­чение, хотя и особого рода. За неимением лучшего будем, однако, ис­пользовать этот термин. Таким образом, содержание предложения может включать, кроме значения, пресуппозицию.

Как и значение предложения, пресуппозиция информативна. По­казательным в этой связи является то, что, как было замечено Р. Сталнакером, пресуппозиция, уже имеющаяся в предложении, не может быть повторена в этом же предложении в явном виде. Пред­ложения типа * John's brother attends primary school, and John has a brother являются неотмеченными. В то же время обратная последо­вательность возможна и нормальна: John has a brother, and John's brother attends primary school. Сходным образом не отмечены предло­жения, в которых совмещаются идентичные по содержанию значе­ние и пресуппозиция: *The man who died died.

Информационная значимость пресуппозиции была подтверждена и экспериментально. В ходе психолингвистических экспериментов было установлено, что как в процессе понимания предложений, так и сохранения в памяти предложенческой информации разли­чие между информацией, заключенной в значении предложения, и информацией, заключенной в пресуппозиции предложения, ока­зывается несущественным для носителей языка. В памяти обычно стираются данные о способе языковой презентации информации (значение или пресуппозиция). Информация, которая вводится в сознание косвенно, как пресуппозиция, вследствие систематиче­ски происходящего сдвига, фиксируется в памяти «на общих осно­ваниях» с информацией, прямо утверждаемой в предложении '. Этой особенностью пресуппозиции не преминули воспользоваться спе­циалисты по рекламе, эксплуатируя возможность скрытого введе­ния в сознание потенциального покупателя нужной информации, представляемой как факт. При этом, очевидно, учитывалось и то обстоятельство, что возможность критического, в том числе нега­тивного, отношения адресата к неявному утверждению, вводимому пресуппозиционным путем, должна быть значительно ниже, чем к явному, прямому.