3.3.9. Тема-рематическая организация предложения.

 Семантиче­ская конфигурация и структурная схема представляют собой необ­ходимые языковые характеристики предложения как целостной единицы построения, но они недостаточны для характеристики предложения как функциональной единицы, т. е. как языковой единицы коммуникативной предназначенности. В частности, актуа­лизация предложения, связанная с включением его в ситуацию или текст, предполагает рема-тематическое структурирование его содержания.

Тематическая часть предложения содержит то, что яв­ляется предметом высказывания, рематическая — то, что о нем сообщается. Нетрудно видеть, что такая характеристика те­мы и ремы предложения близка к традиционному логико-содержательному определению главных членов предложения, под­лежащего и сказуемого. Их сближение не случайно. Часто имен­но группа подлежащего (естественно, в условиях её лексической полноценности: это не может быть формальное подлежащее) являет­ся коммуникативно темой высказывания (Т), а группа сказуемого — его ремой (R). Распространённость такого соотношения легко объяснима. Ведь формы языка имеют своим функциональным назна­чением обеспечение как формирования, так и передачи человече­ской мысли. Эффективность функционирования языка была бы в значительной степени снижена, если бы форма и содержание посто­янно или даже часто находились в противоречии. Тематичность подлежащего при разноролевом его содержании можетдостигаться пассивизацией предложения. Приведённые ниже пред­ложения отражают одну и ту же ситуацию, но в каждом из них темой, т. е. предметом сообщения, оказывается разный участник си­туации:

John (Т) gave a book to Mary (R) Mary (T) was given a book by John (R) A book (T) was given to Mary by John (R)

Сложность анализа тема-рематической организации предложе­ния связана с его контекстной зависимостью, с возможностью лока­лизации факторов, определяющих тема-рематическое членение, за пределами языка. Одно и то же предложение, даже простейшего двучленного состава, может по-разному интерпретироваться в тема-рематическом плане. Приведем пример.

Если преподаватель видит, что группа на занятии в неполном составе и в ответ на его слова / see someone is absent today. (Who is absent?) получает ответ Petrov is absent, то тему этого высказыва­ния составит is absent, а рему — Petrov, ибо по существу сообщае­мое — это The one who is absent today is Petrov. В иной ситуации, в ином диалогическом тексте распределение может быть иным. Так, если предложение Petrov is absent поступает из аудитории в качестве речевой реакции на высказывание преподавателя Today I'm going to ask Petrov, то в нем тематично подлежащее Petrov и ре-матично сказуемое is absent. Таким образом, две реализации еди­ного предложения предстают как: Petrov (R) is absent (Т) и Petrov (Г) is absent (R). В тоже время суждение, передаваемое этими двумя актуализациями предложения, если их рассматри­вать в терминах предикатной логики (здесь это суждение определе­ния), является неизменным.

Дихотомическая коммуникативная структура предложения не является обязательной во всех случаях, так как возможны одно­словные предложения (например, в пьесах возвещение слуги о прибытии гостя — рема) и рематичность или тематичность всего состава многочленного предложения (например, рематично все предложение It was drizzling and rather cold. (D. Lessing), открываю­щее абзац).

Естественно, для целей грамматического описания наибольший интерес представляют языковые средства, с помощью которых сиг­нализируется тема-рематическая организация предложения. Сред­ства эти многообразны: а) интонация, б) порядок слов, в) синтакси­ческие конструкции, г) лексические средства. Все это, однако, до­полнительные средства, в том смысле, что это средства специально­го подчеркивания, выделения, несущие печать логической и (не­редко) эмоциональной эмфазы. Нормально же, для подавляющего большинства реализуемых предложений средством тема-рематической организации предложения является распределение состава предложения между подлежащим и сказуемым и, соответст­венно, вынесение в позицию подлежащего того имени или именной группы, которой придается статус темы. То, что задаваемое нормами языка распределение может изменяться под влиянием ситуации или контекста, не придает последним статуса основного фактора. Ситуации и контекст — могучее средство нейтрализации любых системно-языковых оппозиций, в том числе не только грам­матических, но они лежат вне системы языка. Они не могут быть центральными в грамматической системе и, соответственно, в грамматическом описании. Кратко остановимся на некоторых ас­пектах названных выше средств маркирования тема-рематического членения.

Интонационное выделение позволяет придать рематичность в иных условиях обычно тематичному подлежащему ('Gerald was standing then in the doorway), выделить в качестве ремы один член из группы сказуемого (Gerald was 'standing then in the doorway. Gerald was standing 'then in the doorway. Gerald was standing then in the 'doorway), переведя остальные на статус тематичных.

Помещение в начало предложения синтаксических элементов, нормально не занимающих такого положения, может сделать их те-матичными. Это может быть, например, дополнение: That I knew with absolute lucidity. (С. P. Snow) All this Mr. Huxter saw over the canisters of the tobacco window, [...] (H. G. Wells), обстоятельство: The patient is sleeping heavily. Near her, in t h e easy chair, sits a Monster. (G. B. Shaw) The spring of 1879 was unusually forward and open. Over the Lowlands the green of yearly corn spread smoothly, the chestnut spears burst in April, and the haw­thorn hedges flanking the wide roads which faced the countryside, blossomed a month before. (A. J. Cronin)

Наоборот, смещение подлежащего в конечную позицию делает его рематичным: 'And then came a curious experience. ' (H. G. Wells) Finally Woltz led him to a stall which had a bronze plaque attached to its outside wall. On the plaque was the name 'Khartoum'. (M. Puzo) Сказуемому в предконечной позиции в связи с таким смещением может предшествовать there: Over the chairs and sofa there hung strips of black material, covered with splashes like broken eggs, [...] (K. Mansfield). Предло­жения с инверсивным расположением главных членов (с рематиче­ским подлежащим) могут быть подвергнуты дальнейшей кате­горизации с учётом семантики глагола. Они составляют частный случай экзистенциальных предложений, для которых вообще харак­терна рематичность подлежащего (наиболее распространённые среди них— предложения с there is).

Приведённый материал показывает, что расхожее утверждение о несущественности порядка слов как средства рема-тематической организации предложения в английском языке мало основательно. Скорее можно утверждать обратное. На общем фоне фиксирован­ного порядка слов более значимыми оказываются отклонения от обычного.

Синтаксические конструкции, служащие задачам рематизации предложенческих элементов, включают построения с начальным here/there, построения типа It is ... X that/who ... и т. п.

С помощью первых достигается рематизация подлежащего: 'Now, Miss Foster, we have three models. There's the Olympus, the new deluxe. Then there's t h e Diana — bigger and better than Dors?' (H. E. Bates) Вторые дают возможность рематизировать любой член предложения, кро­ме сказуемого: /( was N who ... It was N2 (that) Nt told me about, например: // was in such moments that I faced the idea of suicide. (C. P. Snow) и т. д.

Наконец, частицы only, almost, at least и т. п., будучи ис­пользуемыми в присущей им выделительной функции, явля­ются вместе с тем сигналами рематичности: 'The train only stays in the siding for a minute or so,' Celia said. (P. Abrahams) Just for a moment Crawford was at a loss. (C. P. Snow)

Обычная тематичность подлежащего определяет распространён­ность его выражения элементами с признаками определённости: собственными именами, местоимениями, существительными с опре­делённым артиклем и другими показателями определённости. По­скольку, однако, в позиции тематического подлежащего возможны имена с неопределённым артиклем и его функциональными эквива­лентами и, наоборот, в позиции ремы свободно употребляются су­ществительные с определённым артиклем и другими показателями контекстно-независимой определённости, в целом артикль и его функциональные эквиваленты нельзя рассматривать как важней­шие показатели тематичности/рематичности.

В силу сказуемостного характера личный глагол обычно рема-тичен. Степень его рематичности, однако, неодинакова и зависит от его семантической «полноты» и наличия/отсутствия зависимых элементов, особенно именной природы. Общая закономерность такова: снижение лексичности глагола означает снижение его роли как рематического элемента и наоборот. Крайние позиции здесь представлены пол нозначным и глаголами ненаправленного действия (The door opened. (J. Lindsay), с одной стороны, и связоч­ными глаголами, с другой. Возможны, однако, и тематические гла­голы. Тематичность глагола может быть независимой от контекста, когда глагол является семантически мало информативным, напри­мер: A long silence followed (J. Lindsay) Одна и та же предложенче-ская позиция в тексте может быть замещена таким предложением и безглагольным назывным предложением (ср. A long silence). Тема­тичность глагола-сказуемого может быть контекстно обусловленной, например, в ответных репликах, в которых глагол-сказуемое лекси­чески дублирует соответствующий элемент реплики-стимула: 'Do you want to make money, Lewis?' 'I want everything that people call success.' (C. P. Snow)

Высказанное основоположником теории тема-рематической орга­низации предложения В. Матезиусом замечание о возможности ква­лификации некоторых элементов как соединяющих исходный пункт высказывания с его ядром получило дальнейшее развитие в работах Я. Фирбаса, в его учении о трихотомическом составе пред­ложения-высказывания, согласно которому в предложении-высказывании, кроме тематических и рематических, имеютсятранзитивные элементы. В качестве транзитивного элемента обычно рассматривается глагол. В этой связи заметим следующее. По­скольку речь идет о содержательной стороне предложения, то обла­дающий лексическим содержанием глагол не может получать ква­лификацию элемента, лежащего вне тема-рематического членения. Он принадлежность либо темы, либо ремы предложения. Чисто свя­зочной функции у него не может быть, ибо тема-рематическое чле­нение есть членение содержания. Иное дело, что как рематический элемент глагол-сказуемое может быть по своему содержанию менее важным, менее весомым в том, что сообщается в предложении, чем вводимые через него дополнения и обстоятельства. Таким образом, рематичность, как и тематичность, может гтмдуироваться, может быть большей или меньшей степени, но третьего не дано.