3.3.6. Определённые дескрипции.

 Употребление определённых дескрипций может быть референтным; атрибутивным и гипотетиче­ским, притом соответствующие различия не всегда находят экспли­цитное формальное выражение в структуре предложения и его ком­понентов. Отсюда возможность разных семантических прочтений одной и той же дескрипции, с которыми могут быть связаны разли­чия в семантике содержащего определённую дескрипцию предложе­ния. Так, the murderer of Smith, например, в предложении The murderer of Smith is insane (пример К. Доннеллана) может отно­ситься к определённому (уже) установленному следствием лицу, на­пример, к мужчине по фамилии Jones (референтное употребление, или, по К. Доннеллану, референция) и может обозначать «некто / тот, кто совершил убийство», если личность убийцы не установлена (атрибутивное употребление, или, по К. Доннеллану, денотация). Соответственно предложение The murderer of Smith is insane допус­кает разные семантические интерпретации.

С различиями употребления дескрипций, обозначающих субъ­ект, связаны, нам кажется, и различия предикатов сообщения, Если при референтном употреблении номинации предикат is insane может обозначать установленный, объективный факт наличия у лицасвойства, названного в предикате (Не is insane, I stale), и предпола­гаемую на основе косвенных данных оценку психического состоя­ния субъекта (Не is insane, 1 think), то при атрибутивном употребле­нии — в силу пеустановленности для говорящего личности преступ­ника и потому неверифнцируемости приписываемого ему свойства — возможен лишь второй смысл предложения: Не is insane, 1 think или He must he insane to hove done it (that way).

Разными в аспекте истинностного значения сказываются реали­зации предложения The murderer of Smith is insane с номинацией the murderer of Smith в референтном и атрибутивном употреблении (несмотря, опять-таки, на полную структурно-грамматическую то­ждественность таких двух реализаций), если нет самого события, служившего основанием для возникновения номинации the murderer of Smith, например, если было совершено самоубийство. При референтном употреблении предложения неверна дескрипция (Jones — не убийца), но верным может быть :гредикат (Jones может быть психически больным). При атрибутивном употреблении пред­ложение вообще лишено смысла. Ведь если не было самого факта убийства, то дескрипции ничто не соответствует в действительности. Предложение оказывается ни о ком.

Различия референтного и атрибутивного употребления опреде­лённой дескрипции проявляются и в характере семантической связи между дескрипцией и предикатом. При референтном употреб­лении нет смысловой зависимости между способом наименования и предицируемым признаком. Так, равно возможны все отражен­ные в приведённой ниже схеме связи:

■Редея - -     "-is insane

тУ ъпс1е '-~-^'~^~/=+7 's 3°od - natures:

his neighbour the тип I tola uou about

 

При атрибутивном употреблении дескрипция и предикат семан­тически связаны. Эта связь объясняется их общей «привязанно­стью» к единому событию. Из этого события «извлекаются» как иден­тифицирующий 1гризнак, лежащий в основе дескрипции (в рассмат­риваемом примере: murder —* murderer (assassin, one who killed Smith и т. п.), так и предицируемый признак; is insane (ruthless, cunning, strong и т. п.).

Усматривание нереферентного употребления дескрипции в слу­чаях типа X is the President of the U. S. А. безосновательно, так как the President of the U. S. А. здесь обозначает не лицо. Содержанием предиката является фактически holds the Presidency, и the President обозначает связанную с соответствующим постом деятельность. Именно поэтому, а не из-за нереферентного употребления, the President of the U. S. А. в таком употреблении замещается место­имением щ а не him; Не has been it since 1976. Ср. аналогичное заме­щение именной части квалифицирующего сказуемого в Ч feel extremely jubilant,' I said. 'You look it,' she replied. (C. P. Snow). Тем более, что he вполне способно к нереферентному использованию, например: Не who does not work neither should he eat или What are the requirements a good teacher should meet. He must...

Третий тип употребления определённых дескрипций — гипо­тетическое употребление. Оно имеет место в случаях, когда референтность дескрипции в момент произнесения не является ре­альной, так как в действительности нет соответствующего дескрип­ции объекта. Например: Lost in the taiga, the would-be town was a small hamlet yet, a handful of log huts. However everybody looked forward hopefully to the future. In particular, I imagined my son's going to school for the first time there in a few years' time. The school was an impressive abundantly lit structure. Its classrooms were spacious, with walls painted in light-green, pleasant to the eye. The windows were shining. And plenty offlowers greeted you from everywhere.

Обеспечиваемое возможностями языка и человеческого мышле­ния, гипотетическое употребление дескрипций (коммуникативные системы иных, кроме человека, живых организмов не знают такого употребления знаков) — могучее средство в познавательной дея­тельности человека, ибо оно создает «возможность отлёта фантазии от жизни» (В. И. Ленин '), конструирование миров, не данных че­ловеку в непосредственном наблюдении.