3.2.3.4. Сложноподчинённые предложения

. Сложноподчи­нённое предложение предполагает наличие главной и зависимой частей. «Главная» и «зависимая» — здесь весьма условные наиме­нования, поскольку возможны такие построения, в которых «главная» часть представлена даже не членом предложения, а его компонентом: What he learnt was that they had never arrived. Сложноподчинённые предложения, построенные на основе под­чинительной связи, чётко соотносятся с простым предложением и строятся по единым структурным схемам

Придаточные предложения («придаточное предложение» в та­ком употреблении соответствует английскому clause, т. е. «пре­дикативная конструкция/единица») соотносительны с членами предложения — словами, но в отличие от последних передают идею предмета, качественного или обстоятельственного признака через некоторую ситуацию, мысль о которой имеет расчлененную субъектно-предикатную структуру. Последний признак весьма важен, ср.: придаточные предложения никогда не бывают назыв­ными (Night), главные — могут быть. Словосочетание the doctor's arrival тоже обозначает ситуацию, но мысль о ней не фиксирует­ся в языке как субъектно-предикатно структурированная.

В отмеченных выше признаках — соотнесённость с членами предложения и выражение через представление о ситуации более элементарных идей типа «предмет» — лежат основания двух воз­можных классификаций придаточных предложений.

Первая — на основе соотносительности с членами предложе­ния: придаточные предложения подлежащные, сказуемные (факти­чески— именная часть), дополнительные, обстоятельственные, определительные.

Вторая — на основе соотносительности с частями речи: при­даточное предложение субстантивное (придаточное подлежащное, сказуемное, дополнительное в предыдущей классификации), на­речное (= обстоятельственное), адъективное (= определитель­ное). Нетрудно видеть определённую соотносительность и самих этих двух классификаций, что вполне естественно, поскольку имеется связь между принадлежностью слова к части речи и его синтаксическим функционированием.

В приведённых классификациях обращает на себя внимание одна общая черта. В них нет таких придаточных предложений, которые соотносились бы с глагольным сказуемым и с глаголом. Здесь мы имеем ещё одно проявление уникальности глагола (в дополнение

В этой связи следует заметить, что, хотя сложные предложения составляют Солее высокий уровень в системе предпоженческих типов, если исходить из при­знака сложности структурной организации, простое предложение более фундамен­тально. Сложное предложение предполагает существование простого, но не на­оборот.к его свойству центральности в построении предложения как в смысле «проектирования» составляюгцих предложения, так и его роли в выражении категории предикативности). Глаголь­ное значение «действия» не может быть представлено через ситуацию. (Не со спецификой ли содержания глагола связано и отсутствие местоимений для глагола, в то время как они есть для существительных, прилагательных, наречий?) Невозможность замещения глагола придаточным предложением обеспечивает со­хранение в сложноподчинённых предложениях какой угодно сложности основного временного плана, обозначенного личной формой глагола, служащего «точкой отсчета» для вторичных пла­нов придаточных предложений, и основной модальности. (В слож­ноподчинённом предложении основное значение предикативно­сти задается предикативностью главного предложения. В сложно­сочинённом предложении какой-либо основной модальности нет.)