3.2.3.3. Взаимные отношения между предложениями разных типов.

 Поскольку между составляющими сложносочинённого предложения могут быть семантические отношения, сходные с теми, которые присущи некоторым типам сложноподчинённых предложе­ний, например, причинно-следственные (The March afternoon was cloudy; I turned the gas-fire fiill on [J (C. P. Snow) или времен­ные (Next day some new officers arrived, and one of them took the place of the silent civil engineer in my room. (S. Sassoon), ср. воз­можность преобразования в When next day some new officers arrived, one of them ...) и, вместе с тем, составляющие сложносочи­нённого и сложноподчинённого предложений могут соединяться про­стым соположением, т. е. без союзов или союзных слов, нередко можно встретить построения, природа которых (сложносочинённое или сложноподчинённое предложение) проявляется недостаточно чётко. Такие построения находятся на периферии систем простого и сложного ггредложений.

Не отделено сложное предложение неодолимой преградой и от простого, поскольку компоненты простого предложения полупре­дикативного типа в условиях эллиптизации, интонационного и, на письме, пунктуационного выделения сближаются с предикативными единицами как частями сложного предложения.

Рассмотрим, например, предложение Не was down like a sprinter, his nose only a few inches from the humid earth. (W. Golding) Вторая безглагольная конструкция по строению вполне соответствует на­зывному предложению. Лишь поддерживаемое ассоциативными связями соотнесение её с «полной» конструкцией с предлогом и / или причастием позволяет идентифицировать её как компонент простого предложения: [...] his nose only a few inches from the humid earth <-> [...] (with) his nose (being) only a few inches from the humid earth.

He способствует резкому противопоставлению и то обстоятельст­во, что имеется некоторый общий фонд союзов (в него входят не только сочинительные and, but и др., что естественно, но и некото­рые подчинительные: though, if, when, than и др.), которые могут включать в состав предложения и член предложения (простоепредложение) и предикативную единицу (сложное предложение), ср,: The path is firm but quite narrow... (I. Murdoch) и There was no moon, but the stars gave a kind of light. (I. Murdoch)

В приведённых примерах два типа предложения (простое с одно­родными сказуемыми и сложносочинённое) отстоят достаточно дале­ко друг от друга, чтобы однозначно решить вопрос об их природе. Сложнее решать его в связи с такими построениями, как Though dead tired, he struggled on. Как показала предшествующая история грамматики, легким, но опасным путем в интерпретации синтаксиче­ских явлений был анализ методом домысливания отсутствующего, «переводом» конструкции в другую с более эксплицитным выраже­нием грамматического содержания. Такой путь при невнимании к форме ведет к игнорированию реально существующих различий, к опрощению в грамматическом описании сложной языковой реаль­ности. Построения типа Though dead tired, he struggled on соотноси­тельны со сложноподчинёнными предложениями типа Though he was dead tired, he struggled on, но не более. В современном языке имеется развитая система синтаксических оборотов с уступитель­ным, временным и другими обстоятельственными значениями, вво­димых подчинительными союзами, которые функционируют как члены предложения. В них нашла проявление более общая тенден­ция в развитии грамматического строя английского языка к вытес­нению попипредикативных структур монопредикативными при об­щем для предикативных единиц субъекте. Обстоятельственные обо­роты рассматриваемого типа хорошо иллюстрируют положение об отсутствии резких границ между разными по категориальной сущ­ности синтаксическими единицами.

Ещё одной «точкой», в которой сближаются простое и сложное предложения, являются предложения с сочинёнными сказуемыми или подлежащими. Например: The balloon floated, dropped, bounded twice, wobbled and came to rest. (J. Galsworthy) Donald and Felicity stood mere paralyzed. (I. Murdoch) Ведь каждое такое предложение может быть развернуто в ряд простых и, казалось бы, могло быть интер­претировано как сложное предложение, пусть особым способом компрессированное. Все дело, однако, в том, что различия синтакси­ческих единиц — это различия синтаксической формы. Став на путь поисков семантического инварианта различных конструкций при игнорировании формы, можно зайти очень далеко в объеди­нении разнородных по своей синтаксической природе явлений. Сложное предложение — это несколько предикативных центров, ка­ждый со своим подлежащим и сказуемым. В предложениях же с од­нородными сказуемыми или подлежащими нет, соответственно, не­скольких подлежащих или сказуемых. В системе языка простые предложения с расширением какого-либо из главных членов— одна структура, а сложносочинённое предложение — другая. Показа­тельным для таких их отношений является существование по­строений типа / was not impatient, but I was active. (C. P. Snow), в которых даже при референтном и лексико-грамматическом тождестве главного члена предложения не происходит стяжения сложносочинённого предложения в простое предложение с однородными главными членами предложения.