3.2.2.7. Усложнение других членов предложения.

 Усложне­ние прямого дополнения возможно после глаголов определённой семантики и достигается присоединением инфинитива, причастия, прилагательного, слова категории состояния или предложной группы к существительному (местоимению) в роли дополнения. Между собственно дополнением и его усложнителем

И be A to У His smile was

 

to VN be A

To see his smile was pleasant. It be A to VH

It was pleasant to see his smile. N„ of N be A m

pleasant to see.

The sight of his smile was pleasant. N„ be A to be yen

His smile was pleasant to be seen.наблюдаются отношения вторичной предикации. Этот признак является важнейшим, определяющим для рассматриваемых кон­струкций.

Определённые трудности представляет классификация материала, относящегося к усложнению прямого дополнения. Одна из них связана со значительным семантическим разнообразием глаголов, допускающих или требующих усложнения прямого дополнения. Задача заключается в том, чтобы найти достаточно общие группи­ровки глаголов. С другой стороны, внутри этих групп возможны лек­сические группировки, в том или ином отношении отклоняющиеся от общих закономерностей. Таким отклонениям также необходимо дать системное объяснение типа того, которое предлагается (см. с. 264) в отношении «глаголов умственной деятельности», не до­пускающих усложнения прямого дополнения.

В основу деления материала может быть положена классифи­кация глаголов, установленная при рассмотрении пассивно-глагольного усложнения: а) глаголы, обозначающие процессы ум­ственной деятельности, б) глаголы, обозначающие коммуникатив­ные процессы, в) провокативные глаголы и г) глаголы, обозначаю­щие процессы физического восприятия. Необходимы, однако, не­которые уточнения. Так, к первой группе, наряду с глаголами, служащими обозначением собственно процессов умственной дея­тельности (to think, to consider, to remember и др.), принадлежат се­мантически и структурно близкие глаголы, обозначающие процессы психической деятельности (to like, to wish, to want и т. п.). Иначе говоря, к первой группе принадлежат глаголы, связанные с обо­значением процессов, относящихся к духовной жизни, в том смысле, в котором эта сфера деятельности может быть противопос­тавлена физической деятельности, представленной глаголами груп­пы г) (to see, to hear, to feel и т. п.). Нуждается в уточнении и по­нятие провокативных глаголов. Обозначение <<провокативный», возможное в связи с глаголами типа to make, не вполне уместно применительно к глаголам типа to push (Не pushed the door open), поскольку результатом действия, обозначаемого глаголами второ­го типа, не является другое действие. Вместе с тем очевидна и их общность: действие основного глагола вызывает или может вы­звать в одном случае действие, в другом — появление нового признака, производителем/носителем которого является объект-дополнение. Учитывая отмеченное различие, можно предложить другое, более дифференцированное и потому более точное наиме­нование для глаголов группы в) — «провокативно-каузативные глаголы». К этой же группе должны быть отнесены и другие гла­голы, которые обозначают процессы, связанные с активным воз­действием субъекта-подлежащего на объект-дополнение: to keep, to hold, to leave, to send и др. Приведем примеры. Усложнение прямого дополнения в связи с глаголами, обозначающими процессы умст­венной деятельности: '[...] I thought her delightful' (J. Galsworthy) She did not consider it a break. (C. P. Snow) '/ envy you going there.' (H. E. Bates) / wished him dead. (D. du Maurier); в связи с глагола­ми, обозначающими коммуникативные процессы: Kupferman declared the resumption of bombing to be a 'great mistake'. (Daily Worker)'/ call it grotesque.' (O. Wilde) They called him Danny at home. (J. Baldwin); в связи с провокативно-каузативными глаголами: "The simplicity of your character makes you exquisitively incomprehensible to me.' (O. Wilde) Next morning he got his check cashed [...] (J. Galsworthy) '/ want to have things clear.' (I. Murdoch) '[...] We were going to keep the fire going.' (W. Golding)'[...] They will drive me mad.' (H. G. Wells); в связи с гла­голами, обозначающими процессы физического восприятия: She heard him speaking to her [...] (S. O'Casey) Dazedly I heard Beaumont congratulate me. (A. J. Cronin) He felt sweat breaking out all over his body at the recollection of the scene. (H. E. Bates) She could feel Hamish stiff and angry beside her. (D. Lessing)

Степень спаянности компонентов усложненного члена предло­жения может быть различной. В одних случаях усложняющий эле­мент может быть опущен. Его отсутствие не сказывается на грам-матичности предложения или лексическом содержании остающих­ся элементов, в частности глагола, хотя и может существенно ме­нять смысловое содержание предложения. Ср., например, пред­ложение No one had ever seen Miss Ives cry. (D. Lessing) и усеченное предложение No one had ever seen Miss Ives. В других случаях та­кое опущение может вести к разрушению предложения. Ср.: She had thought те inconsiderate and heartless [...] (С. P. Snow) и *She had thought me. Опущение элемента усложнения может также вы­звать переосмысление глагола. Ср., например, I'm going to call you Frank.' (J. Galsworthy) и I'm going to call you', где передача некоторого значения становится невозможной в силу его конст­руктивной обусловленности.

Возможно усложнение и других членов предложения именного выражения. Ср. усложненные подлежащее (There was someone moving in the darkened house. (A. Christie), именную часть сказуемо­го (It was only me talking.' (J. Osborne)

Отношениями усложнения связаны и составляющие соедине­ний типа sixty days, twelve years и т. п., т. е. состоящие из количе­ственного числительного и существительного. По установившейся традиции такие сочетания квалифицируются как атрибутивные, однако некоторые особенности в отношениях между составляющи­ми их элементами заставляют усомниться в правильности такого их толкования. На своеобразие отношений в построениях типа пять солдат обращал внимание ещё Л. В. Щерба. И хотя сам он склонялся к тому, что пять все же скорее определение, вместе с тем он отмечал, что «все-таки это своеобразная вещь, и едва ли удобно валить в ту же кучу пять книг и хорошие книги — это все-таки разные вещи».

Действительно у сочетаний Numcar N имеется ряд своеобразных черт, которые не позволяют квалифицировать их как словосоче­тания атрибутивного типа. Зависимый (в нашем понимании, ус­ложняющий) элемент определяет форму главенствующего слова (ср. one point, но two points), является конструктивно значимым. Взаимное положение элементов конструкции жесткофиксировано. Числительное в таком употреблении не может быть подвергнуто обособлению. Если во всех рассмотренных выше слу­чаях усложнения возникала полутгредикативная конструкция, то здесь, очевидно, полуатрибутивная.