3.2.2.5. Усложнение.

Разные по своему компонентному составу элементарные предложение соотносятся друг с другом не только в силу общности синтаксической функции ного и того же члена предложения могут быть связаны ещё отно­шениями синтаксической деривации. В этом случае одна структу­ра рассматривается как исходная, другие — как производные от нее. Такими отношениями связаны, например, сказуемые laughed и began to laugh в Clare laughed (J. Galsworthy) и She began to laugh (D. du Maurier). Выделенные элементы характеризу­ются одинаковым синтаксическим статусом (ср. возможность взаимозамены и тождество дистрибуции), но различаются своим составом. Для второй конструкции, в отличие от первой, характер­на, во-первых, сложность построения (конструкция состоит из со­ставляющих — знаменательных слов), во-вторых, специфика ха­рактера связи между составляющими. Будучи связью зависимо­сти, эта связь, вместе с тем, отлична от тех, которые мы наблюдаем между членами предложения. Вместе с тем, знаменательность каждого из элементов отличает данное построение от аналитиче­ской формы, где один или более компонентов лишены знамена­тельности.

Между элементами сложного члена предложения имеется фор­мальная зависимость, которая заключается в том, что услож­няющий элемент либо детерминирует форму основной составляю­щей синтаксической единицы (так, began как часть сказуемого оп­ределяет обязательность формы инфинитива или герундия основ­ной части сказуемого), либо сам должен иметь определённую форму (так, заданной является форма усложняющего элемента в сложном дополнении).

Таким образом, усложнение есть синтаксический процесс изменения структуры синтаксической единицы, сущность которого заключается в том, что структура из простой превра­щается в сложную. Сложность структуры означает синтаксиче­скую взаимную зависимость составляющих единицу элементов.

Необходимым условием признания за сочетанием двух или бо­лее полнозначных глаголов статуса усложненного, или сложного, члена предложения является общая соотнесённость с некоторым элементом предложения как единым для них субъектом. Поскольку для личной формы такая отнесенность к подлежащему является единственно возможной, условие это, будучи более конкретно сформулировано для построений типа (She) began to laugh, за­ключается в обязательности субъектно-процессных отношений между субъектом личной формы глагола и неличной формой.

С этой точки зрения like to sing (в I like to sing) — усложненный член предложения. Последовательность же слов like singing (в / like singing) синтаксически двузначна. Это может быть либо слож­ное сказуемое (в этом случае конструкция имеет то же значе­ние, что и построение like to sing, и находится с ним в отношениях структурного варьирования), либо глагол-сказуемое с дополнени­ем (если значение этой последовательности слов — (I) like someone's singing или (I) like singing in general). Сочетанием гла­гола-сказуемого и дополнения является и like ту (his и т. д.) singing в / like ту (his и т. д.) singing, здесь — в силу значения предметности — ту (his и т. д.) singing.

Различие между простой и усложненной структурой члена пред­ложения можно проиллрострировать сказуемыми, представленными конструкциями в а) и б):

a) They drive in the 6) They can drive in the park at Jive park at five. » must drive » » » »

» may drive » » » » » kept driving » » » » » began driving » » » » » are said to drive » » » » » are due to drive» » » » » are glad to drive» » » »

и т. д.

Усложнение сказуемого осуществляется путем включения в его структуру элемента, который отличается неполнотой предикации. Будучи помещенным перед той частью сказуемого, которая способна * к самостоятельному употреблению в иных условиях, т. е. без услож­нения, усложняющий элемент берет на себя функцию выражения синтаксической связи с подлежащим, а также значений, через кото­рые реализуется категория предикативности. Вторая же часть ска­зуемого приобретает статус непредикативной, т. е. неличной, формы.