3.2.2.2. Структурная схема предложения.

Элементарное предложение. Одним из замечательных свойств языка является пла­стичность его системы по отношению к нуждам и задачам речевого общения. В лексике она проявляется в возможностях образования новых слов и употребления в переносных значениях существующих, в широком диапазоне возможностей сочетания лексических смыслов слов. В синтаксисе она проявляется в возможности построения из большого, но количественно ограниченного инвентаря слов и наоснове количественно небольшого (сравнительно со словарем) на­бора грамматических правил практически неограниченного числа бесконечно разнообразных предложений Но если в сторону уве­личения размера и состава предложения структурных пределов нет, то противоположно направленная процедура свертывания имеет чётко определённый предел. Таким пределом является элементар­ное предложение. Опущение в его составе какого-либо элемента раз­рушает его как структурную и семантическую единицу. Так, пред­ложение When his wife, a tall, lovely creature in cloth of gold, had left us, I remarked laughingly on the change in his present circumstances from those when we had both been medical students. (S. Maugham)., доста­точно сложное само по себе, может усложняться дальше путем при­соединения все новых определений к именам существительным, вве­дения дополнительных придаточных предложений, расширения су­ществующих групп на основе сочинительных связей, введения мо­дальных слов и т. д. и т. п. Нововведенные элементы тоже могут все усложняться. Такой процесс может продолжаться бесконечно. Од­нако опущение элементов, присутствие/отсутствие которых не влия­ет на структурную и семантическую законченность остающейся час­ти, может идти лишь до определённого предела, которым для дан­ного предложения является конструкция I remarked on the change. Она является реализацией синтаксической структуры, в состав которой входит подлежащее + простое сказуемое, выражен­ное глаголом предложно-объектной направленности + предложное дополнение объекта.

Количество и грамматическая природа членов предложения, со­ставляющих окружение глагола, задается семантикой глагола. Вне реальных предложений мы можем с уверенностью утверждать, что, например, при реализации в качестве сказуемого глагол to hate потребует в качестве обязательного окружения подлежащее и прямое, т. е. беспредложное, дополнение объекта, глагол to remind — подлежащее и предложное дополнение объекта, to treat в зна­чении «обращаться (с кем-л.), относиться (к кому-л.)» — прямое дополнение объекта и обстоятельство образа действия и т. д.

Такую трактовку роли глагола, отношений между глаголом и предложением, т. е. элементом структуры и структурой, не следует понимать как придание глаголу самодовлеющего значения, свойства первичности, независимости глагола от предложения и постулиро­вания вторичности предложения по отношению к глаголу: сначала глагол, а затем вокруг него и в связи с ним предложение. Валент­ные свойства глагола — продукт употребления глагола в

В литературе (Дж. А. Миллер) приводились такие любопытные подсчеты. Если количество слов в английском языке составляет 104 или 105, то лишь предло­жений, состоящих из 20 слов, в нем может быть не менее 1020. Чтобы представить, много это или мало, укажем, что, по тем же данным, для произнесения этих пред­ложений потребовалось бы 100 ООО ООО ООО веков, что составляет время, в тысячу раз большее возраста Земли.предложениях, если их рассматривать в генезисе. Но как результат по­стоянной асшциации глагола в синтагматическом ряду с определёнными элементами предложения, соответствующие валентные свойства стано­вятся характеристикой глагола и вне предложения, характеристикой его как едитщы словаря, такой же, как его значение (значения) или стилистические свойства.

Минимальная по составу, простейшая по грамматическому строению и содержанию предложенческая структура называется структурной схемой предложения. Конструкция, построенная по структурной схеме с эксплицитной реализацией компонентов структурной схемы (и только их), называется элементарным предложением. Приве­дем некоторые структурные схемы для глагольных предложений и при­меры соответствующих элементарных предложений:

Структурные схемы

Элементарные предложения

1, подлежащее — сказуемое-глагол ненаправ­ленного действия (действ, залог).

2, подлежащее — сказуемое-глагол беспред-ложно-объектной направленности (действ, залог) — прямое дополнение объекта.

3. подлежащее — сказуемое-глагол, требую­щий двух беспредложных дополнений: до­полнения адресата и дополнения объекта (действ, залог) — беспредложное дополне­ние адресата — беспредложное дополнение объекта

4. подлежащее — сказуемое-глагол простран­ственной направленности (действ, залог) — — обстоятельство места

5, подлежащее — сказуемое-глагол временной направленности (действ, залог) — обстоя­тельство времени

6. подлежащее — сказуемое-глагол беспред-ложно-объектной   направленности (страд, залог)

Pages rustle. (S. Bedford)

Мог was enjoying the port. (I. Murdoch)

'I've taught him that.' (J. Galsworthy)

The Judge is in the chair. (S. Bedford)

That was long ago. (P. Abrahams)

They had been seized: (H.G. Wells)

Набор структурных схем, специфичный для каждого языка, состав­ляет исходную базу для построения реальных предложений как фак­тов речи.

Остановимся ещё на вопросе статуса пассивных предложений. Вхо­дят ли пассивные построения в набор структурных схем на общих основаниях с построениями в активе, или, может быть, они всего лишь вторичные построения, образуемые на основе активных? Если верно вто­рое, набор структурных схем должен быть ограничен лишь построе­ниями в активе. Постараемся обосновать положение о вхождении и пассивных структур в набор структурных схем. Основной тезис в обоснование данного положения может заключаться в том, что пассивные предложения не порождаются в речи в результате соот­ветствующих преобразований активных предложений в речемысли-тельной деятельности носителей языка. Это было доказано рядом психолингвистических экспериментов. В пользу деривационной не­зависимости пассивных предложений от активных говорит и факт существования пассивных предложений, которым нет соответст­вий в активе, например: 7 was born there.' (Е. М. Forster) 'My father was killed in the war.' (J. Galsworthy) Next day they were drenched in a thunderstorm. (T. Hardy) И, наоборот, далеко не все активные предложения, «по идее» трансформируемые в пассивные (в частно­сти, предложения с глаголами прямо- и предложно-переходной на­правленности), могут быть подвергнуты пассивной трансформации. Таким образом, пассив — не производное от актива. Пассивные предложения — самостоятельное явление синтаксиса, однопоряд-ковое с активными предложениями.

Общее количество структурных схем, выделенных с учётом кри­териев, отмеченных выше, составит список всего в несколько де­сятков единиц.

Семантика структурных схем может быть описана в терминах ка­тегориальных значений, характеризующих члены предложения, од­нако такое описание не является исчерпывающим, хотя оно и явля­ется достаточным для синтаксического описания, осуществляемого на уровне членов предложения. Сталкиваясь с предложениями типа The bull had a ring in his nose/There was a ring in the bull's nose/A ring was in the bull's nose или с активно-пассивными соответствиями, например, John beat Peter/Peter was beaten by John, мы осознаем, что, передавая одну и ту же ситуацию, эти различающиеся по набору входящих в них членов предложения синтаксические структуры в чем-то семантически инвариантны. Установление природы этой се­мантической общности связано с переходом на семантико-конфигурационный уровень в анализе содержания предложения. Подробнее явление семантической конфигурации будет рассмотрено в следующем разделе. Здесь же ограничимся следующими замеча­ниями.

Некоторое событие, например, отражаемое приведённым выше активным и пассивным соответствием (John beat Peter — Peter was beaten by John), может быть представлено как включающее дейст­вие (здесь beat) и двух участников, или актантов (здесь John и Peter). Участники различаются по роли, выполняемой каждым из них. Их семантическое содержание наиболее адекватным способом может быть описано в терминах семантических ролей. В их число входят, в частности, агенс (в нашем примере эту роль выполняет John) и патиенс (Peter). Глагол в совокупности с семантическими ролями образует семантическую конфигурацию. В основе двух разных элементарных предложений состава Nj V N2 (подлежащее — сказуемое-глагол бесгфедложно-объектной направленности в форме действительного залога — прямое дополнение объекта: John beat Peter) и состава N2 be V en by Nj (подлежащее — тот же глагол в форме страдательного залога вкачестве сказуемого — дополнение субъекта: Peter was beaten by John) лежит одна общая семантическая конфигурация {beat агенс патиенс}. Для предложения Andrew paled (A. J. Cronin) семантиче­ская конфигурация — {pale экспериенцер}, для Мог offered her а handkerchief (I. Murdoch) — (offer агенс патиенс бенефактив}.