3.2.1.5. Сказуемое.

Категориальная сущность сказуемого опреде­ляется его отношением с подлежащим. Сказуемое выражает преди­кативный признак, носителем которого является предмет, переда­ваемый подлежащим. В выражении такого признака заключается категориальная функция сказуемого.

Наряду с категориальной, т. е. предикативной, или сказуемо­стной, функцией, сказуемое выполняет релятивную связывающую функцию, выступая в качестве опосредствующего звена между под­лежащим и элементами правостороннего глагольного окружения — дополнением и обстоятельством. Так, в отношениях между пред­ложением в действительном и предложением в страдательном залоге глагол-сказуемое образует своеобразную «ось», вокруг которой «вращаются» подлежащее и дополнение, меняющиеся своими местами в предложениях актива и пассива. Ср.:

Four doctors arc looking after them.

They are being looked after by four doctors. (Morning Star) Реля­тивная функция сказуемого как имени отношения между под­лежащим и обстоятельством менее очевидна, но она выполняется и в этом случае. Именно в силу выполнения сказуемым этой функции возможны предложения с обстоятельствами, выражен­ными качественными наречиями, передающими весьма условный в смысле реальности существования признак действия, как в пред­ложении The washing flapped whitelyon the lines over patches of garden. (D. Lessing) Формально whitefy — признак действия, реально же — субстанции. Такие предложения с особой легкостью преоб­разуются в построения с соответствующим прилагательным в качест­ве именной части сказуемого (The washing was white) или определения (The white washing flapped).

Сказуемое выражает две разновидности структурных значений: категориальное значение, т. е. значение, присущее сказуемому как определённому члену предложения (= значение предикатив­ного признака), и значения, связанные с грамматическими катего­риями личной формы глагола (значения наклонения и времени, залога, лица и числа). Совместное выражение двух указанных разно­видностей значений в одном слове возможно лишь в простом гла­гольном сказуемом: Не paused. (Н. G. Wells)

Хотя в грамматических описаниях глагольное и именное сказуе­мые представляются как изолированные, не связанные друг с дру­гом, в действительности они связаны соотносительной связью. Их соотносительность становится очевидной при сопоставлении конст­рукций, в которых эти два типа сказуемых имеют общую лексико-семантическую базу: глагол (в глагольном сказуемом) и именная часть (в именном сказуемом) связаны словообразовательными отно­шениями: Andrew reddened. (A. J. Cronin) — Andrew we.at/grew red. В двух сопоставляемых сказуемых— общее понятийное содержание предицируемого признака, одни и те же структурные значения, но последние по-разному распре­делены в каждом из двух типов сказуемого.

Таким образом, два основных типа сказуемого — это глаголь­ное и именное. Они элементарны в том смысле, что не могут быть преобразованы в более простые, содержательно и формально, структуры.

К названным двум типам примыкает третий — фразеологиче­ское сказуемое. Фразеологическое сказуемое выражается фразе-мой, содержащей существительное со значением действия и пере­ходный глагол: Не g a v е a gasp. (S. Maugham)

В связи с последним типом правомерно возникает вопрос, на­сколько обоснованным является его выделение. Ведь построения фразеологического характера есть и среди именных сказуемых (ср., например, употребление образований to be under fire, to be at a loss, to be under age и мн. др. в качестве сказуемых). Возможно, эти и многие подобные им образования тоже следует выделить в отдельный тип или включить в качестве подтипа в отмеченное фра­зеологическое сказуемое? Так, возможно, и следовало бы посту­пить, если бы наиболее существенным признаком сказуемых типа to give a glance являлась их фразеологичность. В данном случае мы имеем дело с неудачным наименованием, ориентированным на несущественный или, точнее, не самый существенный признак явления. Основанием для их выделения является, прежде всего, то их свойство, которое было названо «грамматической направленно­стью» некоторых устойчивых словосочетаний. У таких словосочета­ний, как to have a bath, to take hold, to give a smile и т. п., используе­мых в качестве сказуемого, не только четкая семантическая соот­носительность с глаголом, основывающаяся на деривационных осо­бенностях их именного компонента но — и это главное — моде-лированность отношений структуры и содержания, определяющая и продуктивность конструкции, и множественность соответствующих единиц, и предсказуемость значения каждой новой единицы множества, в том числе новообразований: при структуре VNSS они все выражают однократное действие. Памятуя об указанных выше моментах, сохраним наименование «фразеологическое сказуемое» за неимением лучшего.

Построения тина to give a glance обнаруживают тенденцию ко все более широкому употреблению, к охвату коррелятивной соот­несённостью все более широкого круга глагольных лексем. Причи­ну этого Дж. Керм склонен видеть в большей конкретности сущест­вительного, которой народным сознанием отдается предпочтение сравнительно с абстрактностью глагола. Возможно, это и так. Не менее важно, однако, другое. По своей грамматической семантике конструкции типа to give a glance комплементарны по отношению к системе английского глагола: в большинстве случаев они пере­дают значение однократного действия, для выражения которого у глагола нет грамматикализованных средств. В развитии и распро­странении конструкций рассматриваемого типа находит проявле­ние и общая тенденция к аналитизму, присущая английскому язы­ку.

Проблематичен и статус образований типа (The moon) rose red. Поскольку группа глагольных связок не исчерпывается глаго­лом be, а включает широкий круг глаголов достаточно разнообраз­ной лексической индивидуальности (to become, to remain, to taste и мн. др.), то, казалось бы, rose red может быть поставлено в один ряд с became tired Так и поступают некоторые исследователи, ква­лифицируя такой тип сказуемого как «глагольно-именное». Если стать на чисто формальную почву, то такое объединение правомер­но. В самом деле, и в том и в другом случае сказуемое состоит из глагола и имени. Однако чисто формальный принцип классификации при анализе членов предложения неприемлем, поскольку в этом случае не учитываются очевидные и существенные содержательные различия (ср., например: gave a blow и is a blow являются одинаково «глагольно-именными», хотя по содержанию

Семантическая и деривационная соотносительность рассматриваемых обра­зований с глаголом послужила для некоторых исследователей основанием для включения их в глагольное сказуемое. С таким пониманием их статуса трудно со­гласиться. «Глагольное сказуемое» выделяется по способу выражения. В этом отношении сказуемые типа (he) gave a glance никак не могут быть поставлены в один ряд со сказуемыми типа (he) glanced,они существенно разнятся). Имеются, впрочем, и структурные различия, связанные с различием трансформационных потенциа­лов, что будет показано ниже.

Следует, очевидно, дифференцировать глагольные связки, т. е. разграничивать такие глаголы, которые как связки составляют принадлежность соответствующей области системы языка (to be, to become, to grow, to seem, to taste и т. п.), и иные, несвязочные глаго­лы, которые окказионально могут употребляться как связки в речи. Иначе говоря, необходимо различать связочность как не­отъемлемый признак глагола, формирующий его (глагола) струк­турную сущность, и связочность как окказиональное функцио­нальное свойство глагола. Отграничить первые от вторых позво­ляет преобразование типа The moon rose red —> The moon was red when/while it rose, в котором истинные связки не способны участ­вовать, ср. Не grew old —> *Не was old when he grew или The milk tastes sour —* *The milk is sour when it tastes.

Из сказанного можно сделать вывод, что в построении (The moon) rose red сказуемое — не элементарного типа, какими яв­ляются глагольное и именное сказуемые. Действительно, такое построение является результатом синтаксического процесса кон­таминации (см. с. 227).

В результате другого синтаксического процесса — усложне­ния (см. 3.2.2.6.) — возникает усложненное глагольное, именное и фразеологическое сказуемые.

Таким образом, положив в основу деления характер структу­ры плана содержания, коррелирующий со структурой плана вы­ражения, получаем в качестве наиболее общей классификации сказуемых их деление на простые и усложненные. Как простые, так и усложненные сказуемые, в зависимости от способа выра­жения, могут быть глагольными, именными, фразеологическими и глагольно-именными, или контаминированными:

По способу выражения

По структуре

содержания

Глагольное

Именное

фразеоло­гическое

Глагольно-именное, или контамини-рованное

Простое

*

+

+

+

Усложненное

+

+

+

+

Комбинации этих признаков дают: простое глагольное Jack spoke. (W. Golding)

простое именное 'She is asleep. ' (A. Bennett)

простое фразеологическое     Mrs. Davidson gave a gasp, [...]

(S. Maugham)

простое контаминированное  The screams were still rising

unabated from the swimming pool. (I. Murdoch)усложненное глагольное s heart stopped beating. (J.Galsworthy) усложненное именное turned out to be Sam. (P. Abrahams)

усложненное фразеологиче- can give you a call as soon as 1 CECoe get home.

усложненное контаминиро- te would lie awake for a long time ванное worrying about her mother.

В сетке возможных комбинаций, если её брать в самом общем виде, как это было сделано выше, заполнены, таким образом, все ячейки. Не следует, однако, забывать, что это не более, чем схема, иллюстрированная к тому же лишь примерами активно-глагольного усложнения. Предстоит детально изучить действие процесса усложнения, с учётом разнообразия его видов, в разных по способу выражения типах сказуемого.