3.2.1.1. Член предложения как базисная синтаксическая единица.

Первый и необходимый этап в исследовании структуры предложения — его сегментация, т.е. членение состава пред­ложения на составляющие.

Грамматическая традиция знает целый ряд способов членения предложения. Видимо, факт множественности способов сегмен­тации состава языковых единиц вообще, наблюдаемый и в связи с предложением, заставил Л. Ельмслева поставить под со­мнение лингвистическую значимость проблемы разделения лин­гвистических объектов на составляющие. Такой скептицизм не оправдан. Само членение, если оно осуществляется не произ­вольно, а с учётом языковой реальности, познавательно и состав­ляет необходимый этап исследования. Характерно, что многие известные методыанализа структуры предложения именуются по составляющим предложения, выделяемым при его сегментации и принимае­мым в соответствующей теории за основные, базисные в исследо­вании предложения. Ср.: анализ по членам предложения, анализ по словосочетаниям, анализ по непосредственно составляющим, цепочечный анализ, синтаксемный анализ, тагмемный анализ.

Внимание к составляющим предложения возникает не про­сто из эвристических задач, а имеет объективные, связанные с природой исследуемого явления основания: предложения не даны в готовом виде носителям языка, а каждый раз «собирают­ся», «монтируются» ими из слов, которым в предложении прида­ются функциональные, синтаксические значения. Поскольку предложения различаются по сложности своего построения, важ­но установить верхний и нижний пределы членения предложе­ния, оставаясь в границах которых, исследователь будет иметь дело с составляющими именно предложения, а не какой-то другой единицы.

Верхний предел легко установим, коль скоро установлены границы самого предложения. Это предикативная единица (в традиционной терминологии — предложение как часть сложно­сочинённого или сложноподчинённого предложения, т. е. то, что по-английски называется «clause»). В качестве нижнего предела на первый взгляд может представляться слово. (Возможно, та­кое решение в значительной степени подсказывается нашей пре­имущественной ориентированностью па графический образ предложения и текста, чётко членимых на слова). Однако это не так. Допустимые преобразования в линейной организации со­става предложения 7 shall never forget the killing of Lord Edgware' — 'Never shall I forget the killing of Lord Edgware.' (A. Christie), характер возможных субституций типа at the seaside *-* there, shall forget — forgot и т. п., соотносительность состав­ляющих элементарных семантических конфигураций предло­жения с членами предложения — эти и некоторые другие мо­менты свидетельствуют о том, что элементарной синтаксической единицей является член предложения. Член предложения со­ставляет нижний предел членения предложения. Если продол­жать членение, мы выходим в область компонентного состава членов предложения, который воплощается в словах, слово­формах или морфологических компонентах слова.

Предложение как единица языка, с помощью которой осуще­ствляется речевое общение, должно, с одной стороны, отра­жать все многообразие возможных, постоянно меняющихся вне-языковых ситуаций, а с другой — через обобщающий характер структурных схем и семантических конфигураций упорядочи­вать представления о них. Лишь при удовлетворении этих требо­ваний язык может эффективно функционировать как средство об­щения и средство мыслительной деятельности человека. Естест­венно ожидать, что член предложения как конституент предло­жения не может быть безразличным к этим требованиям, а, на­оборот, должен обеспечивать их выполнение. Это действительно так.

Член предложения при неизменности его функциональной синтаксической природы во всем бесчисленном множестве реальных предложений (подлежащее как источник или объект действия, сказуемое как предицируемый подлежащему при­знак и т. д.), будучи по-разному выражен лексически или в силу возможной разной референтной отнесенности в условиях идентичности лексем, соотносится как компонент каждого но­вого предложения со все новыми предметами, их свойства­ми, условиями их существования, тем самым обеспечивая отражение конечным набором языковых средств бесконечного разнообразия объективного мира и миров, создаваемых ин­теллектуальной деятельностью человека. Вместе с тем коли­чественно ограниченный, исторически и социально отрабо­танный инвентарь структурных формул предложения с ха­рактерной для каждой из них схемой членов предложения и их групп позволяет представлять каждую новую ситуацию как по набору участников ситуации, так и по их взаимным отношениям как нечто в своих самых общих свойствах типо­вое и потому известное. Так, в каждом предложении диалек­тически сочетаются новое и старое, известное и неизвест­ное.

Член предложения — двусторонний языковой знак, обла­дающий значением и формой. Его значением является синтак­сическая функция, т. е. то содержательное отношение, в кото­ром данный синтаксический элемент находится к другому в составе некоторой синтаксической последовательности эле­ментов. Форма члена предложения — это не только синтакси­чески значимая морфологическая форма слова, но и характе­ристики, связанные с принадлежностью слова к определён­ной части речи или разряду слов внутри части речи, нали­чие/отсутствие служебных слов, местоположение относитель­но другого элемента, интонационные показатели синтаксиче­ской связи — короче, все, что позволяет идентифициро­вать слово или группу слов как носителя определённого син-тактико-функционального значения. Таким образом, синтак­сическая форма, в отличие от морфологической, многоком­понентна.

В диапазоне между крайними пределами членения, верх­ним (предикативная единица) и нижним (член предложения), располагаются промежуточные уровни членения, на которых выделяются разнообразные по составу компонентов синтак­сические группы. Сочинительные группы характеризуются равнопорядковым статутом каждого из элементов группы, то­гда как подчинительные включают некоторый элемент в каче­стве центрального. Наиболее распространёнными среди под­чинительных синтаксических групп являются группы со сло­вом знаменательной части речи в качестве центрального эле­мента с непосредственно или опосредственно зависимыми от него словами. Вот примеры некоторых из построений имен­ных групп:

NjsNj ... William's ambition [went по farther]

(H. E. Bates)

Numcar N\ p N2       ... seven men besides William [had pictured themselves as Dukes.] (H. E. Bates)

Prnposs N D A and A     Her voice, very low and soft, [...]

<H. E. Bates).

Многообразие синтаксических и семантических конфигураций синтаксических групп беспредельно. Грамматика может опи­сать лишь допустимые соединения классов слов и наиболее рас­пространённые конфигурации. Реальная же их комбинатори­ка во всем её многообразии — принадлежность речетворческого процесса.