3.1.5. Классификация предложений.

Установленные выше три ас­пекта предложения — структурный, семантический и прагматиче­ский — определяют три основания для классификации предложе­ний по их структуре, семантике и прагматическим свойствам. В данном разделе будут рассматриваться вопросы классификации предложений на основании структурных признаков.

быть сколько угодно большим, и любое предложение можно про­должать бесконечно, хотя число элементов, составляющих каждое отдельное предложение, является конечным. Сложность пред­ложения связана, далее, с многоплановостью взаимных отноше­ний составляющих предложение элементов. Это и отношения, характеризующие члены предложения, и отношения, связывающие компоненты словосочетаний и просто сочетаний слов, и отно­шения линейной последовательности элементов предложения, их эмфати ческой выделенности/невыделейности, и роли отдель­ных компонентов в формировании семантики членов предложе­ния или предложения в целом и т. д. Наконец, сложность пред­ложения определяется присущей ему множественностью возмож­ных соотношений между содержанием и формой. Все это много- и разнообразие явлений может быть адекватно изучено лишь при условии их упорядоченности при анализе, при разбиении их на некоторые множества, образующие в совокупности определённую систему. Иначе говоря, возникает проблема установления аспек­тов предложения.

Предложение, будучи языковой и знаковой единицей, характе­ризуется формой и содержанием. Форма у предложения специфич­на. Обычная многокомпонентность предложения (однословные предложения значительно менее употребительны, чем многослов­ные) выдвигает на первый план задачу установления того, как слова в предложении объединяются в то, чем они в совокупности являются, т. е. в предложение, чём предложение отличается от про­стого набора слов. Поэтому данный аспект предложения можно назвать аспектом структурной организации предложения, или, проще, структурным.

Наряду с «организационной стороной дела», изучения требуют формальные показатели грамматических значений. Утвердитель­ность/отрицательность, побудительность/вопросительность, лич­ность/безличность — эти и многие другие содержательные призна­ки должны найти место в синтаксическом описании предложения. Формальные показатели содержательных различий — принадлеж­ность структурного аспекта предложения.

Второй аспект предложения — семантический — уже был отчасти затронут выше, когда назывались некоторые содержа­тельные признаки предложения. Семантическими признаками об­ладают и компоненты предложения: придаточные предложения, члены предложения. Определёнными взаимными семантическими отношениями характеризуются и части сложносочинённого пред­ложения. Наконец, у элементов предложения имеются, наряду с функционально-семантическими значениями типа «дополнение» или «обстоятельство», семантико-ролевые значения типа «агенс», «патиенс» и т. п. И сами эти семантические роли, и присущие пред­ложению семантико-ролевые конфигурации входят в число объек­тов семантического изучения предложения.

Наконец, можно выделить ещё прагматический аспект предло­жения, связанный с использованием предложений в актах речи. Предложение — единица языка, которая имеет очевидное

Каждый из названных аспектов многопланов, что делает не­обходимым, оставаясь в пределах некоторого одного аспекта, учесть возможность существования разных классификационных признаков, определить их значимость и, если возможно, иерар­хию. Так, деления предложений на одно- и двусоставные, пол­ные и неполные, именные и глагольные (перечень может быть продолжен) — все подходят под квалификацию структурных. Эти и другие подобные деления объективно отражают реальную языковую действительность, и каждое должно найти свое место в структурном описании. Важно, однако, в качестве основного деления использовать такой признак, который, фиксируя структурные различия, вместе с тем находился бы в определён­ном соответствии с существенными содержательными различия­ми предложений. Таким признаком является модальность пред­ложения в широком смысле этого слова. Если, по определению, предложение характеризуется предикативностью, то логично ис­пользовать характер предикативности предложения в качестве основания для наиболее общей структурной классификации. Предложения, различающиеся по способу соотнесенности выра­жаемого ими содержания с действительностью, чётко разнятся своим строением, и потому соответствующая классификация оказывается структурной. Приведем эту классификацию, а за­тем прокомментируем её:

Предложении

 

СчИстоенно предложения

Побешва- Bonpg-   Опта-   Побуди • батель-  еитель-   шив- тель­ные       ные      ные note

John сате# Did If John John came № come&

Соте $

БокотиВ-  Ме/ндо*    Мета = ком-ные       метвые иунипатив-ные

John#      Bti#   Good day #

Собственно предложения являются сообщениями о чем-то, имеют (за исключением назывных предложений) субъектно-предикатную основу и различаются между собой способом соот­несения содержания (в данных примерах это идея прихода Джо­на) с действительностью.

Квази-предложеиия не содержат сообщения, не имеют субъ-ектно-предикатной основы. Это либо предложения-обращения (вокативы), либо междометные предложения, служащие для вы­ражения эмоций, либо, наконец, близкие к этим двум типам по признаку неизменности, формулообразного характера предложе­ния метакоммуникативного назначения, служащие для установ­ления или размыкания речевого контакта.

Рассмотрим предложения каждой из выделенных двух групп подробнее.

Среди собственно предложений (в дальнейшем будем обычно именовать их просто предложениями) повествовательные ивопросительные предложения можно было бы объединить в не­которую подгруппу (которой мы затрудняемся дать название), так как они имеют между собой то общее, что их можно рассмат­ривать как синтаксические предложенческие конструкции, отра­жающие две стороны речевой коммуникации, связанные с вы­дачей и получением информации. Вопросительное предложение — запрос отсутствующей у автора предложения информации. По­вествовательное предложение — сообщение информации.

Есть определённая связь и между двумя другими типами предложений. И оптативное, и побудительное предложения пе­редают волюнтативное отношение говорящего к некоторому со­бытию. Это объединяет их. Различие между ними заключается в том, что в первом случае желание остается нереализуемым, во втором оно реализуется путем словесного воздействия на участ­ника ситуации, являющегося источником соответствующего действия.

Отношения между повествовательными и вопросительными предложениями сложнее, чем это можно предполагать, исходя из данной им выше общей характеристики. Вопросительное пред­ложение - не «чистый вопрос», а всегда несет и определённую положительную информацию. Предложение 'Why do you ask that?' (J. Aldridge) содержит неявное сообщение: You ask that. С другой стороны, повествовательные предложения могут быть в разной степени информативны в целом и в разных своих частях. Напри­мер, повествовательное предложение как ответ на вопрос может дублировать положительную часть последнего, и соответствую­щая часть повествовательного предложения не несет новой ин­формации, т.е., по существу, неинформативна: 'What was he?' [...] 'Не was in the gas works.' (J. Joyce)

Сущность оптативных и побудительных предложений опреде­ляется характером соответствующих форм наклонения гла­гола и не требует специального разъяснения. Приведем лишь примеры: 'If only I knew what was going to happen.' (J. Osborne) 'Don't talk too loudly, Effie.' (I. Murdoch)

В грамматических описаниях повествовательные, вопроси­тельные и побудительные предложения обычно исчерпывают классификацию предложений по «коммуникативной установке». Приведённый выше материал показывает, что, во-первых, такая классификация неполная, во-вторых (и это для нас особенно важно), несмотря на содержательно-ориентированные названия типов, эта классификация по существу структурная. Ведь, на­пример, побуждением к действию может служить и повествова­тельное и вопросительное предложения (см. об этом подробнее 3.4.4) и, тем не менее, они не включаются в побудительные пред­ложения, а остаются тем, чем они являются по строению и опре­деляемому строением содержанию.

Каждый из типов предложений характеризуется специфи­ческими особенностями построения: порядок слов, нали­чие/отсутствие местоименного вопросительного слова, форма на­клонения глагола, вопросительность/невопросительность глагольной формы. В качестве существенного дифференцирующе­го средства выступает также интонация, играющая особенно важ­ную роль в построении общих вопросов. Одним лишь изменени­ем интонации повествовательному по всем остальным призна­кам предложению придается значение вопросительного пред­ложения: 'It may be serious?' (С. P. Snow).

Квази-предложениям дан статус предложения лишь в силу то­го» что в потоке речи они способны замещать позицию предло­жения, интонационно характеризуясь теми же свойствами, что и собственно предложения, и обладая свойством отдельности. Ус­ловность их предложенческой природы проявляется в том, что они способны включаться в состав собственно предложений в качестве элементов, синтагматически независимых от остального состава предложения. Лишённые номинативного содержания, квази-предложения могут иметь лишь имплицитное содержание качественной оценки. Произнесенное с соответствующей инто­нацией John! может выразить восхищение или негодование, одобрение или упрек и т. д. Такое его содержание, однако, зави­сит от контекста, оно неструктурно. Поэтому вокатив John! и в этом случае все же остается квази-предложением, лишь прибли­жаясь содержательно к собственно предложению и оставаясь лишённым структурных и категориальных семантических харак­теристик, присущих предложению. В силу высокой степени кон-венциональности и отсутствия номинативного содержания квази­предложения с легкостью заменяются неязыковыми сигналами. Так, вместо непосредственного обращения по имени, чтобы при­влечь чье-то внимание, побудить к восприятию речи, мы можем с тем же эффектом, например, постучать или покашлять. Мно­гие эмоции передаются мимикой или жестом. Для многих ме-такоммуникативных предложений имеются традиционные жесто-вые сигналы метакоммуникативного содержания, функционально эквивалентные языковым сигналам.

Условность квази-предложений как предложений проявля­ется и в необычной (и даже невозможной) для собственно пред­ложений свободе сочетаемости разных типов квази-предложенческих построений в границах одного высказывания. Ср. нормальность Oh, Cliff! Hullo, Cliff! Oh, hullo, Cliff! или Goodbye, Stephen, goodbye! (J. Joyce) и неграмматичность *Did he come Peter came или * Come if John came (последняя часть — оп­татив) и т. д.

Интонационными средствами высказыванию каждого из рас­смотренных типов предложений может быть придана особая эмо­циональность. Предложения в этом случае становятся восклица­тельными. Восклицательность — это, таким образом, факульта­тивный признак предложения, при этом не структурной приро­ды. Постоянная ассоциация некоторых типов предложений с вос-клицательностью — во многом следствие пунктуационной тра­диции, согласно которой восклицательным знаком обычно снабжаются на письме побудительные предложения, вокативы и некоторые другие типы предложений. Если представить ре­альное произнесение таких предложений, то можно увидеть, что они далеко не всегда эмоциональны, далеко не всегдапроизносятся с особой высотой или силой голоса. Поэтому употребление/неупотребление восклицательного знака во многих случаях — простая условность. Ср. антитрадиционное употреб­ление побудительных предложений без восклицательного знака, очень распространённое у Б. Шоу, например: 'Children: соте home instantly.' Именно поэтому в приведённой выше схеме клас­сификации предложений мы воспользовались интонационным знаком конечного стыка, чтобы избежать возможного возникно­вения ошибочного представления о некоторых типах предложе­ний как обязательно восклицательных.

Эмоциональность высказывания создается не только «нало­жением» специфической восклицательной интонации на тот или другой тип предложения. Имеются структурные схемы, в кото­рых заложена эмоциональность высказывания: 'What a nuisance their turning us out of the club at this hour! (O. Wilde) или 'You little devil!' (G. B. Shaw) Даже такие предложения, однако, не­обязательно восклицательные, ср.: ' What wonderful cushions you have,' said Mr Van Busche Taylor. (S. Maugham) Таким образом, эмоциональность и восклицательность — разные свойства пред­ложений. Одно относится к содержательному аспекту выска­зывания, другое — к его просодическим характеристикам. Оба свойства могут наличествовать в одном предложении, но такое совмещение отнюдь не обязательно.