3.1.2. Предикативность и некоторые другие свойства предложения.

Выше было отмечено, что предложение как языковое обозначение внеязыковой действительности должно быть актуали­зировано. Актуализация содержания предложения делает предика­тивность необходимым и неотъемлемым свойством каждого предло­жения.

Предикативность — один из важнейших, возможно, структурно самый важный признак предложения. Язык отличается способностью к бесконечному разнообразию способов обозначения даже тождественных денотатов. С наибольшей наглядностью это проявление знаковой природы языка обнаруживается в средствах лексической номинации. Так, одно и то же лицо может быть на­звано, скажем, Peter, you, I, this (young) man, my roommate, Johnson's son, Mary's brother и т. д. и т. п. Список возможных лек­сических наименований лица, известного под именем Peter, бес­конечен и всегда открыт, в том числе и для новых слов, которых сегодня ещё нет.

Это же свойство вариативности способов обозначения при­суще и синтаксическим единицам. Правда, здесь инвентарь воз­можных способов обозначения денотата конечен, и потому соотне­сённость «денотат — обозначение» носит более жесткий характер.

Для обозначения ситуации — это предложение как самостоятель­ная единица или как часть сложного предложения (The doctor has arrived. When the doctor arrived...), словосочетание (the doctor's arrival) и слово как компонент предложения (the battle). Наиболее существенное различие между ними — предикативность, наличест­вующая в предложении и отсутствующая в словосочетании и слове. Соотнесённость последних с действительностью, их актуализация возможна лишь при употреблении их в составе или в качестве пред­ложения.

Правда, отнесенность к действительности, пусть несамостоя­тельная, а через предложение, присуща и компонентам предложе­ния. В предложении I admired the beauty of the landscape каждое из знаменательных слов имеет реальный денотат в действительно­сти. Не правы ли поэтому те, кто считают, что отнесенность к действительности является свойством речи вообще, а не отдельного предложения? С таким взглядом можно согласиться, но при этом следует иметь в виду, что отнесенность речи к действительности обеспечивается соответствующим свойством предложений, а не наоборот. Предложение располагает и средствами выражения пре­дикативности.

Наряду с рассматриваемым, существует иное, хотя и соотноси­тельное с рассматриваемым, явление, также именуемое предикатив­ностью. Сущность его заключается в следующем. Ситуация, состав­ляющая денотат предложения, предстает в предложении обрабо­танной человеческой мыслью. Один из важнейших параметров этой обработки — придача представлению о ситуации формы сужде­ния, имеющего субъектно-предикатную структуру. В предложении логический субъект и логический предикат представляются через актуальное, или тема-рематическое, членение (см. 3.3.9), а их связь — через предикативность. «Предикативность» в этом втором понимании (<<предикативность \>) — термин-омоним к <<предикатив­ность '». В разных теориях предложения свойство центральности придается предикативности в одном или другом значении слова.

Модальный аспект предложения многопланов. Струк­турно основным является модальный план, задаваемый наклоне­нием глагола-сказуемого. Он присущ каждому предложению. Даже безглагольные предложения осмысливаются как принадле­жащие к тому или иному плану, но эксплицитно, грамматическими средствами модальный план выражается только в глагольных пред­ложениях. Основной модальный план представляет описываемую ситуацию как реальную/нереальную.

Современный язык обладает, кроме того, значительным по коли­честву вовлеченных лексических элементов и многообразным по се­мантике и характеру взаимодействия с основным модальным пла­ном арсеналом средств модификации основного модального плана. Это, прежде всего, модальные слова и конструкции.

Модальные значения, передаваемые такими средствами, по ха­рактеристике В. В. Виноградова, образуют как бы второй слоймодальных значений в смысловой структуре высказывания, так как они накладываются на грамматическую основу предложения, уже имеющего модальное значение. Следует подчеркнуть, что включением в содержание предложения модальных значений «второго слоя» в мо­дальную семантику предложения вносится субъективная струя. Общий модальный план представляется как прошедший через призму его оценки автором предложения.

Общее модальное значение, передаваемое наклонением глагола, мо­жет подкрепляться, усиливаться или, наоборот, ослабляться модаль­ными значениями второго порядка:

' You certainly know how to do yourself well Poirot.' (A. Christie) Perhaps you have seen her portrait in the papers.' (A. C. Doyle) 'Maybe, with luck and economy, I can make a living as a writer?' (A. J. Cronin) Miller's not a very good driver really. (S. Barstow)

Употребление модальных слов и конструкций уже хотя бы в силу их структурной необязательности вносит в модальное содержание предло­жения значения, которым присущ признак субъективной окрашенности. Если через наклонение глагольной формы авторская позиция относи­тельно модальности содержания предложения передается незаметно, ненавязчиво, словно возникая независимо от говорящего, то вводные слова и конструкции показывают авторскую позицию ясно и отчётли­во.

Структурно более сложный путь включения в содержание предло­жения модальных значений второго слоя, показывающих характер ре­альности связи между предметом и предицируемым признаком, за­ключается в усложнении структуры сказуемого путем внесения в нее элементов того или иного модального содержания:

'Не must have seen the light.' (J. Galsworthy) 'It was supposed to be a home for birds; [...f (J. Galsworthy) 'I'll be sure to come.'(I. Murdoch) (подробнее об этих типах сказуемого см. 32.2.6)

Данное выше определение предложения включает по необходимости ограниченное число признаков и, следовательно, многие свойства пред­ложения остаются за пределами определения, но их так или иначе можно связать с теми, которые включены в него. Поэтому все после­дующее содержание данного раздела можно рассматривать как развер­нутое, детализированное определение предложения и, наоборот, опре­деление как кратчайшее выражение последующего содержания. Оста­новимся на некоторых других свойствах предложения.

Предложение — продукт творческой деятель­ности автора высказывания.

Человек — существо творческого мышления и естественно ожидать от него проявления творчества в такой области, тесно связанной с сознанием, как речевая деятельность, пользование языком. Если го­ворить о творческом начале в речевой деятельности применительно к синтаксису, то здесь оно реализуется в порождении бесконечногоразнообразия всякий раз новых предложений. Для нормально владею­щего языком человека характерно не хранение в памяти готовых пред­ложений «на все случаи жизни» (понятно, что это просто невозмож­но), а конструирование для разового употребления новых предложе­ний, даже для сходных ситуаций.

Пригодность предложения для использования в актах речевой ком­муникации связана, в частности, с тем, что предложение как раз да­ет человеку возможность творчески и активно реагировать на посто­янно изменяющуюся, динамическую действительность, взаимодейство­вать (средствами языка) с новыми условиями (как в смысле отра­жаемого содержания, так и непосредственных участников) речевого акта. В предложении устойчивость структуры (набор структурных схем построения предложений и способов соединения элементов пред­ложения определенен и конечен) сочетается с постоянной новизной содержания и каждое (или почти каждое; например, есть предложе­ния-формулы: How do you do. Glad to meet you и т. п.) предложение ново. В книге, содержащей десятки и сотни тысяч предложений, для взятого наугад предложения трудно найти идентичного «двойника». Построение говорящим каждого предложения является творческим актом. Из конечного числа слов, используя конечный набор правил, но­ситель языка способен строить бесконечное множество разных по архи­тектонике структуры и по содержанию предложений. Творческий ас­пект построения предложений до недавнего времени мало привлекал внимание исследователей, но с развитием теории порождающей грамма­тики моделирование этой способности человека становится одной из за­дач лингвистики. В данной книге уяснению этого аспекта речедеятель-ности подчинено рассмотрение синтаксических процессов (см. 3.2.2.8).

Предложение имеет форму.

Предложение, подобно любой другой значащей единице языка, име­ет форму. Опять-таки, как и в случае других значащих единиц языка, внимание носителей языка (за исключением, возможно, периода ус­воения языка) обычно не фиксируется на форме предложения, и потому её существование не представляется столь очевидным, как содержание Существование формы предложения становится очевидным, если об­ратиться к искусственным построениям вроде щербовского предложе­ния Глокая куздра ... или фризовских предложений типа A diggled woggle uggled a wiggled diggle.

Эта особенность обращения людей с языком проявляется, например, в резуль­татах следующего эксперимента. Зачитав некоторое относительно сложное по структуре предложение группе лиц, попросите каждого из них воспроизвести это предложение. При относительной общности содержания воспроизводимые пред­ложения в большинстве будут отличаться от оригинала и разниться между собой по форме. С данным явлением связаны соответствующие трудности и при изучении иностранного языка. Изучающий словно торопится «перескочить» через форму к содержанию вместо нужного при усвоении чужого языка внимательного мыслен­ного рассматривания формы,

Возможно кто-то возразит, что форма здесь есть у отдельных слов, а не у предложения. Но следует напомнить, что предложе­ние — составной знак и его форма заключается в наличии в нем набора знаков определённой формы, постоянных и переменных для данного предложения, расположенных в определённой по­следовательности. Именно на основе формальных признаков мы определим 'There were по landing fields.' (J. Aldridge) как предложение, a Were fields there landing no как не-предложение. Следовательно, форма предложения многоступенчата и много­компонентна. В частности, она включает формальные показатели составляющих предложение компонентов—членов предложения, способ организации этих компонентов, равно как и сам их набор. В грамматике способ организации — это, в частности, взаимная последовательность компонентов, фонетически — это объедине­ние их в границах общего интонационного предложенческого контура.

Каждое предложение оформлено интонационно.

Интонационное оформление — неотъемлемое свойство любого предложения Как и во многом другом, в языке в интонационном оформлении важны не абсолютные признаки такого оформле­ния, а относительные, основанные на противопоставлении инто­нации, характеризующей разные коммуникативные типы пред­ложений. Ср., например, интонацию повествовательного и вопро­сительного предложений (общий вопрос). Учитывая наличие структурной организации предложения, при грамматическом изу­чении предложения интонационное оформление следует рассмат­ривать как дополнительный признак, описание которого выходит за пределы грамматической теории и входит в компетенцию (син­таксической) фонетики. Для грамматического изучения интерес­ны проявления взаимодействия грамматики и фонетики, как, на­пример, случаи нейтрализации грамматических показателей по-вествовательности предложения в результате использования ин­тонации, не свойственной данному структурному типу предло­жений: 'So you admit it?' (J. Galsworthy). Случаи подобного ро­да показывают, что в иерархии языковых средств выражения по-вествовательности/вопросительности фонетические показатели занимают более высокое положение по сравнению с граммати­ческими.