2.2.2. Словосочетания со скрытым объектом.

 В современ­ном английском языке существуют словосочетания, в которых постоянно и закономерно отсутствуют эксплицитно выраженные элементы, требуемые семантикой ядра. Это явление наиболее спе­цифично для структур с постпозитивным определением, выражен­ным неличной формой глагола: extra tickets to sell, a problem to discuss, a dangerous flight to undertake. В подобных построениях наблюдается расхождение между направлением синтаксических и смысловых связей. Постпозитивное определение, выраженное не­личной формой переходного глагола, не имеет эксплицитно выра­женного дополнения, хотя, по представлениям традиционной грамматики, переходный глагол не может функционировать без дополнения. Вместе с тем в синтаксической схеме подобных структур не предусмотрено места для эксплицитного представле­ния дополнения, требуемого смысловым содержанием переходно­го глагола, выполняющего функцию постпозитивного определе­ния.

Несмотря на отсутствие дополнения в синтаксической структу­ре, смысловая структура высказывания сохраняет связь объекта с действием, однако объект скрыт в антецеденте, т. е. в грамматиче­ски господствующем слове, функционирующем как определяе­мое.

Сопоставление распределения синтаксических и семантических связей позволяет установить, что в синтаксических структурах ядром словосочетания является существительное, выступаю­щее как определяемое, которому подчинен инфинитив-определение, а на Уровне семантики объектом действия является тот предмет, который обозначен определяемым: схема распреде­ления синтаксических связей такова, что синтаксические связи идут от подчинённого инфинитива к подчиняющему имени:

<------\<-----,\

some extra tickets to sell; a problem to discuss1

' Стрелка показывает направление от подчинённого к подчиняющему,

На семантическом уровне распределение смысловых связей иное: инфинитив обозначает действие, направленное на объект, выражен­ный субстантивным элементом. Следовательно, смысловые связи идут в обратном направлении: от глагола-действия к объекту, опре­деляемому. Если синтаксические связи изобразить сплошной лини­ей, а семантические прерывистой, то схематически разнонаправлен-ностъ этих двух типов связей может быть представлена следующим образом:

some extra tickets to sell;       a problem to discuss;

a dangerous flight to undertake I_______

Аналогичное положение наблюдается и в тех случаях, когда по­зицию атрибута занимает определительная предикативная единица: Не would soon see something he recognised {I. Murdoch).

Во всех рассмотренных структурах позиция дополнения в син­таксическом построении не предусмотрена и синтаксические группы этого рода построены иным способом, так как объект переведен в импликацию. Семантическая недостаточность определения, неза­висимо от способа era выражения, становится очевидной при изоля­ции этого синтаксического элемента от остальной структуры: to sell, to discuss, to undertake, he recognised. Однако при объединении атрибутивного элемента с синтаксически господствующим элемен­том эта семантическая недостаточность исчезает, так как возникает смысловая связь с реальным объектом действия.

Во всех рассмотренных типах синтаксических построений допол­нение при глаголе не только отсутствует, но и не может быть экс­плицитно представлено, так как в рассматриваемых структурных схемах не предусмотрена позиция, в которую это дополнение можно было бы уместить. Всякая попытка вставить дополнения приводит к неграмматичности результирующих структур: *some extra tickets to sell some extra tickets и т. п.

Безобъектное функционирование переходных глаголов, выпол­няю игих роль определения в постпозиции, представляет собой один из наиболее ярких примеров несовпадения синтаксических и семан­тических структур. Такое несовпадение не ограничивается словосо­четаниями с постпозитивными атрибутами, но характерно и для ряда других типов словосочетаний.

Кроме постпозитивных атрибутов способностью к импликации объекта обладают и препозитивные атрибуты. При причастии II, вы­ступающем в функции препозитивного атрибута, распределение от­ношений аналогично их раагределению в структурах с определени­ем в гостаозиции, и доминирующий член синтаксического уровня является названием объекта при переходе на уровень семантики.

Например: a broken vase, a frightened child — to break a vase, to frighten a child.

Употребление причастия I в этой же функции характеризует­ся иным типом семантических отношений: a questioning look, а disarming smile. В словосочетаниях приведённого типа причас­тия также образованы от переходных глаголов, что приводит к необходимости появления объекта. Однако отношения между оп­ределением и определяемым в подобных структурах иные, чем в сочетаниях с причастием II в качестве атрибута. Между опреде­ляемым и определением обозначенным причастием I, устанавли­ваются отношения субъектного типа: the look questions и the smile disarms. Объект проецируется на семантическом уровне как нечто всеобщее, охватывающее весь класс предметов подобного рода: а questioning look обозначает взгляд который вопрошает (всех, кто его увидит), a a disarming smile — улыбку, которая производит обезоруживающее действие (на всех кто её видит). Таким обра­зом, в подобных структурах наблюдается явление иного порядка: объект не скрыт ни в одном из представленных членов словосо­четания, а полностью отсутствует, и это отсутствие значимо, так как указывает на его всеобщность. Отмеченная особенность ха­рактеризует не только неличные формы, функционирующие как атрибуты, но и личные, выполняющие роль сказуемого: he does not smoke обозначает, что он не курит ничего из того, что можно курить, т. е. ни папирос, ни трубки, ни сигар, и т. п.

Таким образом, значение всеобщности объекта приводит к возможности его опущения в структуре.

Рассматриваемые особенности некоторых типов словосочета­ний объясняются общеизвестной закономерностью несоответст­вия семантической («глубинной») и синтаксической («поверхно­стной» структур. Как показали исследования последних лет, ме­жду семантической и синтаксической структурами обычно не на­блюдается однозначного соответствия. Как правило, в синтакси­ческом построении не все элементы семантической структуры получают эксплицитное выражение и, в свою очередь, не все элементы синтаксической структуры могут быть соотнесены с элементами семантической структуры. Кроме приведённых при­меров со скрытым объектом, возможны и другие варианты. На­пример, в форме повелительного наклонения как норма не полу­чает эксплицитного выражения лицо, к которому обращен при­зыв: Come here!

С другой стороны, отдельные элементы синтаксической структуры могут не иметь соответствий в семантической структуре. К таким элементам в первую очередь относится при­инфинитивная частица to, не соотносимая ни с чем в семантиче­ской структуре Аналогичными свойствами обладает безлич­ное it в сочетания, типа ('/ is cold, it is raining и вводное there в построениях there is/are.

Проблема изучения соотношения смысловых и синтаксиче­ских структур в настоящее время привлекает внимание многих исследователей, но ещё далека от окончательного решения.