2.1.16. Пространственно-позиционные отношения.

 С точки зрения иерархии отношений подчинительные группы бывают двух видов: во-первых, возможны подчинительные словосочета­ния, в которых все составляющие позиционно самостоятельны и обладают индивидуальной свободой передвижения внутри струк­туры. Сочетания этого рода характерны для структур с гла­гольным ядром. Как приглагольные объектные, так и пригла­гольные обстоятельственные элементы находятся на том же син­таксическом уровне, что и ведущий глагол. Зависимые от глагола элементы могут перемещаться в структуре с относительной сво­бодой и без участия ведущего члена: / know this man very well. It is very well that I know this man. It is this man that I know very well. Этот тип подчинительных отношений характеризуется линейно­стью, и так как при квалификации этих отношений оценивается позиционная самостоятельность элементов и их способность к перемещению на одном синтаксическом уровне, т. е. особого ро­да пространственная характеристика, то оценка синтаксических структур в этом плане может быть названа характеристикой про­странственно-позиционных отношений. Для глагольных словосо­четаний с подчинёнными объектными и обстоятельственными синтаксическими элементами эти отношения классифицируются как линейные пространственно-позиционные, так как все эле­менты находятся на одном уровне отношений. Аналогично и в адъективных словосочетаниях с объектным зависимым типа conscious of a flavour, т. е. для прогрессивных адъективных слово­сочетаний.

В отличие от словосочетаний с глагольным ядром и прогрес­сивных адъективных словосочетаний, субстантивные, адверби­альные и регрессивные адъективные проявляют иные свойства в плане пространственно-позиционных отношений. Как уже отме­чалось ранее (см. 2.1.14 и 2.1.15), зависимые в этих группах ли­шены позиционной самостоятельности и занимают позицию ниже своего ведущего члена, в силу чего в этих трех типах словосочета­ний отношения идентифицируются как сублинейные пространст­венно-позиционные. Несмотря на то, что сублинейный тип отно­шений до настоящего времени не был отмечен в лингвистике, особенности построений этого типа хорошо известны исследова­телям. Позиционная несамостоятельность приадъективных и приадвербиальных обстоятельств, в равной мере как и атрибутив­ных элементов, упоминалась неоднократно. Следует учитывать, что именно эта характеристика является одним из наиболее ярких отличительных признаков трех рассматриваемых элементов. Не случайно присубстантивные числительные в сочетаниях типа ten boys традиционно классифицируются как определения, хотя ни­как не определяют качества и свойства единицы, обозначенной именем существительным. Подобная традиция свидетельствует о правильной интуитивной оценке истинных соотношений группи­рующихся элементов, вопреки семантике зависимого члена. Из сказанного следует, что, хотя в большинстве грамматических ат­рибутов присутствует значение качества, это значение не является ни существенным признаком грамматического определения, ни его обязательной принадлежностью. Не это значение позволяет выде­лить атрибутивные группы среди других синтаксических типов словосочетаний. Они отличаются от других структур несамостоя­тельностью позиций зависимых элементов и их сублинейным расположением в структуре. Именно этот признак является диффе­ренцирующим при выделении позиции определительного синтак­сического элемента.

В отличие от статусных и комбинаторных отношений, для вы­явления которых минимальный объем словосочетания предпола­гает две составляющие единицы, выяснение типа пространственно-позиционных отношений в плане их линейности и сублинейности требует расширенной структуры, включающей элементы, выхо­дящие за пределы исследуемого сочетания.