2.1.10. Комбинаторные отношения.

Кроме рассмотренного ряда статусных отношений, существует ещё один ряд, включающий от­ношения более конкретного типа, а именно: предикативные — объ­ектные — обстоятельственные — атрибутивные. Обычно их приня­то классифицировать как отношения, обусловленные семантикой комбинирующихся элементов. Однако это определение перечислен­ных типов синтаксических отношений не совсем точно. Хотя семантика оказывает существенное влияние на синтаксис, перечис­ленные типы синтаксической связи базируются на иной основе. Это ясно видно, если представить комбинаторику морфологических классов слов без учёта их семантики, так как для выявления отно­шений рассматриваемого ряда достаточно указание морфологиче­ской природы комбинирующихся единиц. Например, комбинация глагола и наречия (V + Adv.) однозначно расшифровывается как обстоятельственная группа, а сочетание прилагательного и сущест­вительного (А + N) как атрибутивная группа. Из сказанного следу­ет, что, зная, какие морфологические классы комбинируются и как они располагаются по отношению друг к другу, можно вывести возникающие синтаксические отношения, даже если не учитывать семантику комбинирующихся единиц.

Так как предикативные — объектные — обстоятельственные — атрибутивные отношения возникают в результате комбинаторики определённых классов слов, удобно рассматриваемый ряд отноше­ний назвать комбинаторным рядом синтаксиче-с к и х отношений. Следует особо отметить, что для глаголь­ных групп выделение типов комбинаторных отношений требует вы­деления не только морфологических классов группирующихся еди­ниц, но и учёта их подклассов, что в известной мере семантизируетпроцесс идентификации типов отношений, так как обычно подклас­сы внутри морфологических классов опираются в значительной ме­ре на семантическое содержание единицы. Эта специфика глаголь­ных групп не имеет теоретического обоснования и поэтому требует пересмотра. Однако в настоящее время остается непреложным тот факт, что расшифровка отношений в группах с глагольным ядром, имеющим в качестве зависимых субстантивные группы, основывает­ся либо на семантике приглагольного зависимого, либо на его ре­ферентной соотнесенности. Сравните, например, stop the car и stop three times, где приглагольный зависимый получает различную син­таксическую расшифровку на основании того, что существительное the car обозначает объект (вещь), а субстантивная группа three times — количество перерывов в действии. Однако в чисто суб­стантивных словосочетаниях такие оттенки не учитываются и неза­висимо от передаваемого лексического значения все подчинённые существительному элементы квалифицируются как определения. Для упорядочения существующей традиции необходимо принять некий единый принцип идентификации синтаксических элементов. Наиболее удобным для этой цели является принцип, действующий в отношении всех типов словосочетаний, кроме глагольных, т. е. принцип, основанный на последовательно проводимой классифика­ции синтаксических элементов по их морфологической принадлеж­ности с учётом их расстановки по отношению друг к другу.

Идентификация синтаксических элементов, основанная на мор­фологическом способе их выражения, не противоречит принципам, применяемым для идентификации единиц других уровней. Как из­вестно, в современной лингвистике принято определять единицы более высокого уровня в терминах более низкого порядка. Призна­вая иерархическое строение языка, следует учитывать зависимость структуры единиц более высоких ярусов от единиц более низких уровней, послуживших основой для их возникновения. Распро­страняя это положение на синтаксический уровень, следует счи­тать, что синтаксические единицы и возникающие между ними от­ношения неизбежно должны определяться спецификой морфологи­ческой принадлежности группирующихся единиц. Как возникаю­щие синтаксические элементы, так и отношения между ними опре­деляются морфологическим составом комбинирующихся единиц и их аранжировкой. Следовательно, вполне закономерно, что комби­наторный ряд синтаксических отношений обусловлен морфологиче­ской природой комбинирующихся единиц. Однако представленный комбинаторный ряд, состоящий из четырех типов отношений (пре­дикативные — объектные — обстоятельственные — атрибутивные), не исчерпывает всех видов отношений, наблюдаемых при ком­бинации различных морфологических классов и подклассов слов. До настоящего времени существуют словосочетания, которые не получили описания в терминах комбинаторных синтаксических от­ношений, хотя и относятся к синтаксически организованным груп­пам. Такие построения представлены структурами,состоящими из связочного глагола и именной части (восполнения) — to be clever, to turn pale, to grow thin. Если связочный глагол высту­пает в личной форме, то все сочетание квалифицируется как состав­ное именное сказуемое. Принято считать, что составное именное сказуемое образовано из связочного глагола и именной части. Уровень этих терминов обычно не указывается. Ни термин «глагол-связка», ни термин «именной член» нельзя отнести к морфологии, так как свойство «быть связкой» и свойство «быть именным чле­ном» возникают в результате включения в высказывание и, следова­тельно, относятся к синтаксису. Однако ни глагол-связка, ни именной член не являются членами предложения, и их синтаксиче­ский статус остается невыясненным. Наиболее логично считать эти термины — связка/связочный глагол и именная часть/предикативный член (предикатив) — относящимися к уровню узко словосочетательных терминов типа «определяемое», которые характеризуют внутреннюю структуру особого вида словосочетаний. Синтаксические группы, состоящие из связочного глагола и имен­ной части, широко используются не только в функции сказуемого, но и в роли других членов предложения, при условии что связоч­ный глагол представлен в неличной форме. Например Stop being so stuffy!; Feeling a sharp cramp in his left thigh he stretched his leg. (A. Wilson) Being silent together helps. (I. Murdoch) The disadvantage ofbeing famous и т. п.

Традиционно тип синтаксических отношений, связывающих элементы внутри рассматриваемых групп, не получает расшифровки и остается вне классификационных схем. В русистике были сделаны отдельные попытки выявить суть отношений, связывающих эле­менты рассматриваемого типа групп. Акад. А. А. Шахматов счи­тал их основанными на подчинении, что было принято в лингвис­тике и нашло отражение не только в работах на материале русского языка, но и на материале других языков. Однако А. А. Шахматов не затронул вопроса о типе комбинаторных отношений, связываю­щих элементы в подобных группах. Значительно позже высказыва­ний А. А. Шахматова эта же проблема была затронута в некоторых зарубежных работах и получила аналогичное решение, т. е. отноше­ния, связывающие связочный глагол и именную часть, были призна­ны подчинительными в терминах отношений статусного ряда, а в плане связей комбинаторного плана вопрос даже и не ставился.

Для определения типа комбинаторных отношений, наблюдаемых в анализируемых структурах, необходимо прежде всего выявить морфологическую природу комбинирующихся элементов. Как из­вестно, в подобных структурах стабилен только первый элемент, который постоянно бывает выражен глаголом. Второй элемент структуры не обладает стабильностью первого и может быть выра­жен довольно широким набором морфологических единиц или даже целыми сочетаниями, из которых наиболее характерными явля­ются прилагательные. Следуя принципу давать названия комбина­торным отношениям исходя из смыслового содержания связи, тип синтаксических отношений, возникающий между глаголом-связкойи именным членом, можно назвать «экзистенциональ-ным», так как сочетание связочного глагола и последующей едини­цы служит для утверждения существования признака, обозначен­ного предикативом. Даже в тех случаях, когда связочный глагол передает становление признака, суть дела не меняется, так как вновь возникающий признак также уже существует.

В окончательном варианте ряд комбинаторных отношений, таким образом, получает следующий вид и включает в себя не четыре тра­диционно выделяемых типа отношений, а пять: предикативные — объектные — обстоятельственные — атрибутивные — экзистенцио-напыгые.