2.1.2. Факультативная и обязательная сочетаемость.

Идеи о валентных свойствах морфологических единиц, беру­щие свое начало в работах Л. Теньера, перекликаются с отечест­венным учением о факультативной и обязательной сочетаемо­сти. Согласно этому учению языковые элементы способны иметь два вида сочетаемости: обязательную и факультативную. Обяза­тельная сочетаемость присуща тем зависимым элементам, кото­рые требуются как смысловым содержанием, так и формой языко­вых единиц. Обязательная сочетаемость характеризует те едини­цы, которые имеют «сильное управление». Этот термин был ис­пользован А. М. Пешковским для обозначения связи глагола с па­дежными фермами существительного, необходимыми для завер­шенности передаваемого глаголом смысла. «Сильному управле­нию» противопоставляется «слабое управление», при котором не предполагается такой необходимости. Однако, если в русистике сильное и слабое управление связывается с определёнными па­дежными формами, выступающими при глаголе, то понятие фа­культативной и обязательной сочетаемости шире и не ограничи­вается отношением между глаголом и его субстантивными зави­симыми, хотя и проявляется ярче всего именно в глагольной со­четаемости.

Теория факультативной и обязательной сочетаемости получи­ла окончательное признание после её развития в трудах ведущих отечественных ученых (В. В. Виноградов, В. Г. Адмони) и на­шла свое дальнейшее развитие в работах целого ряда исследо­вателей.

В. Г. Адмони выделяет словесные формы, которые не обладают абсолютным употреблением, а также отмечает несамостоятель­ность отдельных подклассов лексико-грамматических разря­дов слов. По мнению В. Г. Адмони, существует особый вид пе­реходных глаголов неполной предикации, которые характеризу­ются обязательной сочетаемостью с дополнением. Обязательная сочетаемость глаголов с обстоятельством, по мнению В. Г. Адмо­ни, наблюдается только у глаголов неполной предикации со зна­чением «нахождения где-либо». Связь имени существительного со своим определением В. Г. Адмони считает факультативной.

Развивая далее идею факультативной и обязательной соче­таемости, В. Г. Адмони включает в это понятие не только комби­наторику определённых классов слов или отдельных морфологи­ческих форм, но и членов предложения. Второстепенным членам предложения — дополнению, обстоятельству и определению — приписывается свойство обязательной сочетаемости со своим ве­дущим словом. С этим утверждением трудно не согласиться, но вряд ли есть смысл относить его к явлению факультативной и обязательной сочетаемости, так как быть членом предложения означает выполнять какую-то функцию в предложении, афункция члена предложения в грамматическом понимании этого термина обязательно предполагает связь с другими синтаксическими элементами. Любая функциональная единица синтаксиса предпола­гает её определённую сочетаемость. Вне сочетаемости функция не может быть осуществлена ни у второстепенных, ни у главных членов предложения. Поэтому распространение понятия факультативной и обязательной сочетаемости на члены предложения в указанном вы­ше понимании вряд ли целесообразно.

В качестве доказательства того, что обязательная сочетае­мость действительно существует, часто приводят в качестве при­мера глагол быть в русском языке и его аналоги в других языках. Предполагается, что глагол быть или to be являет собой пример язы­кового элемента, который не способен к абсолютному функциониро­ванию и требует обязательного восполнения. Если рассматривать глагол to be изолированно, вне определённой синтаксической структуры, то это утверждение может показаться справедливым. При рассмотрении определённых слов в качестве словарных еди­ниц понятие факультативной и обязательной сочетаемости оказыва­ется вполне обоснованным. Например, английский глагол to Не — lay — lain, взятый изолированно, как словарная единица, требу­ет указания места, и это его свойство проявляется в ряде синтакси­ческих построений: The dog was lying on the ground/at the feet of the boy. Обязательность приглагольного элемента легко доказуема с по­мощью применения метода опущения, так как синтаксические по­строения типа The dog was lying имеют незаконченный смысл и не могут расцениваться как правильные.

Нельзя не признать, что по своему семантическому содержанию глаголы типа to lie — lay — lain или to be ориентированы на ка­кой-то добавочный элемент, раскрывающий суть передаваемого действия. Участвуя в синтаксической структуре, глаголы указан­ного типа обычно реализуют свои сочетательные свойства и комби­нируются с соответствующим зависимым. Это дает основания ря­ду лингвистов считать проявленную этими единицами комбинатор­ную способность в определённых синтаксических структурах их обязательной сочетаемостью. Однако суть этого явления далеко не так проста, как может показаться на первый взгляд. В подавляю­щем большинстве случаев словесная единица, обладающая семанти­ческой и формальной направленностью на некоторый восполняющий элемент, попадая в синтаксическую структуру, обычно реализует свои свойства, которые ей потенциально присущи как изолирован­ной единице словаря. Эта закономерность вполне естественна, так как синтаксическая структура в значительной мере обусловлена семантикой входящих в нее единиц. Однако в ряде синтаксических построений существуют значительные расхождения между требо­ваниями семантики и формы отдельных единиц, с одной стороны, и их синтаксическим функционированием, с другой. Слово, вклю­чившись в синтаксическое построение, может реализовать только те из своих валентных свойств, для актуализации которых преду­смотрены места в данном синтаксическомпостроении. В противном случае эти валентные свойства оста­ются в невыраженном состоянии или представлены в скрытой форме. Если вернуться к глаголу to lie — lay — lain, у которого, по мнению сторонников факультативной/обязательной сочетае­мости, есть обязательная валентность на обстоятельство места, и рассмотреть его функционирование в синтаксических структу­рах, то оказывается, что, если этот глагол попадает в построение, схемой которого не предусмотрены позиции для требуемых по смыслу обстоятельственных элементов, он может свободно функ­ционировать без этих зависимых единиц. Для примера можно воспользоваться общеизвестной пословицей Let sleeping dogs lie. Для приведённой синтаксической модели построения требуется абсолютное употребление глагола to Не, так как необходимо пере­дать идею самого процесса «лежания» безотносительно к тому, где и как он протекает. В подобных случаях появление обстоя­тельства не только не требуется, но и невозможно, так как по­явление зависимого при глаголе лишит глагол способности пере­давать значение «всеобщности» действия. Аналогично и с глаго­лом to be: попадая в модель типа she is глагол to be выступа­ет как единица, обязательно требующая восполнения: She is young/happy/clever/pretty и т. п. Однако, если обратиться к тек­сту монолога Гамлета и рассмотреть хорошо известное по­строение to be or not to be и его русский перевод быть или не быть, то в указанной структуре ни в английском, ни в русском варианте глагол to be/быть не только не обладает обязательной сочетаемостью, но и характеризуется обязательной несочетаемо­стью. Подобное абсолютное использование глагола to be, вызы­ваемое требованиями модели, наблюдается не только в отноше­нии глагола to be как бытийного, но и как связочного. На­пример: She has shown herself the pleasant, witty Judith she knows I like her to be,1 with a touch of coquetry thrown in on her own account. (W. Locke)

Существование структурной схемы, требующей абсолютного функционирования глаголов типа to be и to Не, говорит о том, что наличие или отсутствие комплементарной единицы обу­словлено не только значением самого глагола, но и той позици­ей, которую он занимает в каждой из допускающих его струк­тур. Даже личная форма глагола в повелительном наклонении может функционировать без зависимых, хотя личные формы ха­рактеризуются наиболее развернутой сочетаемостью.

Зависимость сочетаемости единиц от синтаксической моде­ли, в которую они включаются, может быть продемонстри­рована на примере других классов слов. Весьма показательна в этом плане форма родительного падежа существительных, кото­рая как бы предполагает обязательную сочетаемость с ведущим элементом, подчиняющим себе посессив: Nick's eyes, ту son's car, a lawyer's office и т. п. Однако существуют синтаксические

В подобных построениях нет основания усматривать эллиптическую конст­рукцию, так как структура, повторяющаяся в языке регулярно, не может быть квалифицирована как эллипсис.построения, в которых присутствие постпозитивного ведущего элемента при форме посессива невозможно: Не is an old friend of George's.

Таким образом, сочетаемость словесной единицы может опре­деляться синтаксической структурой, в которую она входит. Один и тот же глагол, например, может функционировать в раз­ных структурах. Так, возможно глагольное сочетание, состоящее из глагольного ядра и трех зависимых — to make по comment on it to anyone, но возможны построения и с двумя зависимыми ана­логичных типов, которые, однако, вследствие иного состава, представляют собой и другие схемы: to make по comment on it — to make no comment to anyone. Структура является определённым набором элементов, находящихся в определённых отношениях; если в эту структуру ввести или вывести из нее некоторые эле­менты, то изменится и сама структура.