78. РУССКИЙ КОСМИЗМ

В. Циолковский - ученый, изобретатель, осно­воположник космонавтики, он не считал себя верую­щим и отвергал наличие двух начал во Вселен­ной - материального и духовного.

Рассматривая материю, В. Циолковский выдви­гал три начала или принципа: время, пространство

и сила. Эти понятия являются прежде всего элемен­тами суждений и оттого вполне субъективны. Без ма­терии не существует ни времени, ни пространства, ни

силы, и наоборот.

Главное для В. Циолковского - учение о монизме

материи. Его материя (а значит, и атом) действует по законам не только физического, но и психологическо­го мира; нельзя допустить, чтобы чувствительной признавалась только часть Вселенной, т. е. собствен­но живая материя. Но из этого вовсе не следует, что человек чувствует и познает мир, как и все осталь­ное. Чувствительность Вселенной находит выход

в двух измерениях: количественном и качественном. С этой точки зрения все тела - живые и мертвые -

обладают одинаковой по качеству, но различной по

количеству степенью раздражительности.

Так как «атом всегда жив», ему свойственно чувство радости и страдания, более того, к его сущности отно­сится и само «я» - сознание или разум. Разум, основан­ный на «эгоизме атома», доводится до совершенства в человеческих существах. По мнению В.Циолковского разум должен стремиться не только к самосовершен­ствованию, но и к совершенствованию окружающегомира. Это своего рода суд, но «суд не страшный, а ми­лостивый и выгодный для несовершенных»: ведь после

их безболезненного естественного умирания без потом­ства они впоследствии вновь оживают для лучшей жиз­ни. В конечном счете преобразится не только все чело­вечество, но и сущность атома, который перестанет источать импульсы несовершенства. Атомы будут со­единяться только в разумных и сознательных существах, либо же в телах, усовершенствованных разумом.

Фундаментальное открытие В. Вернадского -осознание того, что современная эпоха ознаменовы­вается переходом от биосферы к ноосфере.

Биосферу В. Вернадский определил как область Земли, охваченную живым веществом (совокупностью живых организмов).

Важнейшим признаком разнородности биосферы

служит то, что в живом веществе процессы протека­ют иначе, чем в косной материи, особенно если рас­сматривать их в аспекте времени. В живом веществе они идут в масштабе исторического времени, а в кос­ном - в масштабе геологического.

Первая роль в деле полного заселения биосферы человеком принадлежит развитию научной мысли и неразрывно связанному с этим успеху техники пе­редвижения и мышления, возможностям мгновенной передачи мысли на расстояния. Человечество все более становится неделимым и единым. Все это сви­детельствует о переходе биосферы в ноосферу.

На этой стадии человечество как единое целое охва­тит весь земной шар и окончательно решит вопрос

о лучшем устройстве жизни. Оптимистический идеал ноосферы наводил В. Вернадского на понятие о но­вой этике для нового человечества, связанного с на­учным прогрессом.

Реальный мир представал у В. Соловьева как

самоопределение или воплощение абсолютно суще­го: это тело Божие, или материя Божества, субстан­циональная премудрость Бога, проникнутая началом

Божественного единства. Посредником между ними выступала София - Мудрость Божия. Разделяя, таким образом, общехристианский взгляд на природу как на

творение Бога. В. Соловьев не мог признать его со­вершенным, а лишь идущим к совершенству. Эмпи­рический, материальный мир, в котором действуют

временная и пространственная разорванность и ме­ханическая причинность, находится в хаотическом

состоянии. Призванием человека, который является, по словам В. Соловьева, «центром всеобщего созна­ния природы», выступает его мессианская по отно­шению к природе роль освободителя и спасителя. Именно человечество является посредником между

Божеством и природой. В его сознании уже содер­жится форма всеединства.

Рассматривая проблему «человек и общество»,

В. Соловьев утверждал, что человек - вершина тво­рения Бога. Общество - расширенная личность, а личность - сосредоточенное общество.

Идеалы совершенного добра открывает христиан­ство. Юридическое право не в состоянии это сделать: оно способно преградить путь проявлению лишь край­них форм зла.

Требования добра необходимы в политике, эконо­мике и вообще во всех сферах социума.

Как центральная фигура во всей истории россий­ской философской мысли (это утверждали и его со­временники), В. Соловьев оказал огромное влияние

на целую плеяду русских мыслителей, которые в пе­риод разнузданного распространения заразы марк­сизма в России строго придерживались религиозно-

философского направления.

Ф. Достоевский (1821 — 1881) — писатель-гума­нист, гениальный мыслитель. Занимает огромное

место в русской и мировой философии. В обществен­но-политических исканиях Ф. Достоевского различа­ются несколько периодов.

1) увлечение идеями утопического социализма (кру­жок петрашевцев);

2) перелом, связанный с усвоением религиозно-нравственных идей.

Начиная с 60-х гг. XIX в. исповедовал почвенни­чество: религиозно-философское осмысление судеб

русской истории. Вся история человечества - ис­тория борьбы за торжество христианства. Самобытен путь России в этом движении: на долю русского наро­да выпала мессианская роль носителя высшей ду­ховной истины. Он призван спасти человечество че­рез «новые формы жизни, искусства» благодаря широте его «нравственного захвата».

Ф. Достоевский - выразитель начал, которые стали основанием нашей национальной нравствен- Ю

ной философии. Он - искатель искры Божьей во всех

людях, даже дурных и преступных. Миролюбие и кро­тость, любовь к идеальному и открытие образа Божия

даже под покровом временной мерзости и позора -идеал великого мыслителя.

«Русское решение» социальных проблем -

отрицание революционных методов борьбы, разработ­ка темы особого исторического призвания России,

способной объединить народы на основе христиан­ского братства. Религиозные мотивы в философском

творчестве Ф. Достоевского иногда сочетались с от­части даже богоборческими, с религиозными сомне­ниями,

Ф. Достоевский - скорее великий прозорливец, чем последовательный мыслитель. Повлиял на религиоз­но-экзистенциальное и персоналистское течения

в русской и западной философии.