45. ЛОЖЬ

Наряду с истиной далеко не последнее место в на­шей жизни занимает ложь. Ложь - это высказыва­ние, искажающее действительное положение вещей.

Гносеологически ложь определил еще античный на­турфилософ Аристотель, считая ложным то, что на­ходится в противоречии с действительностью: если

суждение соединяет то, что разъединено « действи­тельности, или разъединяет то, что в дийстьительно-сти соединено, то оно ложно.

От лжи следует отличат" бессмыслицу (бред, чо-

пуху, ерунду, набор слов), или абсурд. Также не сле­дует путать ложь и заблуждение: ложь - это созна­тельное и преднамеренное искажение истины; заблуждение можно представить как извращенное,

иллюзорное осознание действительности, обуслов­ленное в каждый данный момент ограниченностью

общественно-исторической практики.

С психологической и этической точек зрения сле­дует различать ложь сознательную и ненамеренную

(нечаянную).

Ложь - заявление, рассчитанное на обман, когда говорящий умалчивает или искажает, коверкает то, что он знает о рассматриваемом положении вещей, либо когда он знает совсем другое, чем то, что он говорит. С точки зрения этики ложь подлежит осужде­нию, если обман вызван стремлением нанести вред другому человеку или добиться для себя преимущест­ва перед другим. Как бы это ни выглядело, позитив­но ложь может быть оценена только из вежливости или из жалости. Немало лжи возникает и в вопросах: спрашиваемый воспринимает вопрос как принужде­ние к ответу (соответствующему истине), которого он Устремится избежать с помощью лжи (народная по-словица: «Не спрашивай меня, тогда мне не нужно будет тебе лгать»), вот почему уважаемому лицу не нужно задавать никаких вопросов; чаще всего пол­ное молчание не действенно, так как оно оставляет слишком много простора для догадок и не предот­вращает несчастья. В подобных ситуациях необходи­мо в зависимости от случая или по чистой совести различать, что служит высшей этической ценности -правдивость или ложь.

Немецкий ученый и философ XVIII века И. Кант считал, что лгать нельзя ни при каких обстоя­тельствах, потому что это закон общества, при от­сутствии которого общество разваливается, распа­дается. Противоположная точка зрения толкует, что правомерность и законность лжи определяется ее последствиями. Если они хороши, то это оправдыва­ет ложь. Недаром существуют в народе такие понятия как «святая ложь», ложь во имя спасения или правды, т.е. искажая правду во имя чего-то, кого-то или по­просту обманывая, человек пытается найти наиболее выгодное равновесие между нравственным аспектом (осуждением), вынужденным положением и послед­ствиями такого положения.

Отсутствие лжи является одним из признаков нравственного поведения, которое, по И. Канту, характер­но тем, что оно, с одной стороны, согласно закону, с другой - его мотивацией является достоинство че­ловека. Нравственный закон возникает в результа­те обобщения человеческого поведения. Знание за­кона не обусловлено образованием, а также прямым

познанием.

ки или ее понимания, т.е. процесс познания выглядит как абсолютизация результатов изучения отдельных

сторон действительности, моментов истины. Поэто­му заблуждение не просто иллюзия; в нем фикси­руется то, что лежит на поверхности явлений, истори­чески ограниченные характеристики этих явлений превращаются в «естественные», а потому вечные

и абсолютные.

Заблуждения затрудняют освоение истины, но они

неизбежны, есть необходимый момент движения по­знания к ней, одна из возможных форм этого процесса.

Заблуждения многообразны по форме. Следует, на­пример, ' различать заблуждения научные и не­научные, эмпирические и теоретические, религи­озные и философские (эмпиризм, рационализм,

софистика, эклектика, догматизм, релятивизм) и др.

Развитие практики и самого познания показывает, что те или иные заблуждения рано или поздно пре­одолеваются либо превращаются в истинные знания.

Преодолеть заблуждения возможно, изменив и усовер­шенствовав породившие их социальные условия,

наблюдения и эксперименты, развивая и углубляя

знания и методы его получения.

В философских учениях понятие «заблуждение» рассматривается в совокупности с истиной. Часто это единство рассматривают на основе изучения шкалы

истинности. Знание, информация как совокупность

сведений постоянно возрастают. Рост знания означа­ет, что человечество перемещается по шкале истин­ности слева направо (противоположностью истины

является заблуждение; ложь - это преднамеренное

искажение истины). Следовательно, установление истины или заблуждения требует другой трактовки.

Теории сменяют друг друга, но они иначе трактуют ис­тину. Абсолютная истина оказывается недостижимой.

пропорциональности В. Гюго говорит о прямом со­отношении истины и красоты.

Истина, красота и добро, дополняя друг друга, образуют нечто вроде положительного единства (В. С. Соловьев). Истина не есть красота, а кра­сота не сводится к добру, но тем не менее каждая из трех ценностей в определенном смысле указы­вает на другую. И.Кант однажды определил пре­красное как символ морального добра. Категория символа здесь, на наш взгляд, появилась далеко не случайно. Рассматриваемые три ценности свя­заны друг с другом отнюдь не простой, а весьма

сложной символической связью.

В них выражена вся полнота жизни человека. При всем желании человек никак не может ограничить свое бытие одной из трех сфер: познания, чувства, поступка. В силу этого человек объединяет истину, красоту и доб­ро. Тому, кто утверждает, что истина превыше всего, тут же укажут на достоинства красоты и добра. Кто считает красоту вершиной человека, упускает из виду истину и добро. А настаивающий на приоритете добра не до конца оценил достоинства истины и красоты.

Человек достигает полноты жизни в единстве всех

ценностей, добиваясь их гармонии, взаимоусиления,

резонанса.

Разумеется, истина (правда), красота (прекрас­ное) и добро - это идеалы, рядом с которыми посто­янно находятся их антиподы: заблуждение (и ложь), безобразное и зло. К какому полюсу будет стремиться

человек - это, естественно, дело его философского выбора, его свободы, его ответственности перед со­бой лично и перед другими.