33.ЧЕЛОВЕК В МИРЕ ПРИРОДЫ

Природа - одна из сфер человеческого бытия. В ши­роком смысле слова это все сущее, бесконечное

многообразие конкретных проявлений мира. Понятие

«природа» характеризует каждое сущее, включая и че­ловека, это своеобразное «ядро» вещи, совокупность существенных признаков, сторон вещи. Природа в уз­ком смысле - естественная часть мира, естествен­ная среда обитания человека.

В древности силы природы персонифицировались в образах богов, человек ощущал свою слабость в про­тивостоянии им.

В античном мышлении природа понималась как подвижное целое, а человек - как одна из ее частей.

Идеалом считалось жить в согласии с природой.

В Средневековье природа ставилась ниже, чем человек, ибо последний мыслился как образ и подо­бие Бога, как венец творения и царь природы. Счита­лось, что в природе воплощен божественный план.

В эпоху Возрождения человек в природе открыл

для себя красоту. Подчеркивалось единство человека и природы. Эта идея была далее развита в Новое вре­мя. Человек - произведение природы, он существует в природе, подчинен ее законам.

Классики марксизма подчеркивали связь челове­ка, природы и общества, природы и истории, роль материального производства в обеспечении их про­тиворечивого единства, указывали на целенаправлен­ный характер воздействия на природу, предупрежда­ли, что при этом нельзя преувеличивать сознательное начало-

Проблему единства человека и космоса обсуждали русские космисты XJX-XX вв. Современный чело-Хвек> по мнению К. Э. Циолковского, не являетсязавершающим звеном эволюции. «Разум и творчество поднимут человека в космос, где со временем изме­нится его физическая природа, он приблизится к выс­шим организмам, населяющим межзвездное простран­ство». Наукой XX в. сформулирован антропный принцип, согласно которому ритмы Вселенной и че­ловека близки или совпадают. Антропный принцип требует рассматривать Вселенную как сложную само­организующуюся систему, важнейшим элементом которой является человек. Тем самым преодолева­ется разрыв между объектом и субъектом, а мир при­роды и мир человека сближаются. Философы отмечают двойственную роль природы

по отношению к человеку. В конце XX в. природа рас­сматривалась А. А. Богдановым как враг и в то же время как полный тайн и загадок друг человека. По его мнению, необходимым дополнением «товари­щеского сотрудничества» становится «сотрудничество»

с природой.

Исходя из методологии ошибочно как преувеличи­вать роль природы, так и недооценивать ее географи­ческих факторов. Вторая половина XX в. утверждает

необходимость коэволюции, т. е. совместной эволюции

природы и человека, а также надобность сопоставлять цели, средства и последствия такой деятельности.

Идея коэволюции акцентирует внимание не на борьбе за существование и естественном отборе, а на процессах сотрудничества, взаимного обмена энер­гией. Это наиболее реалистическая и здравая идея

преодоления разницы между природой и обществом,

она соединяет их в одно целое, развивая концепцию

динамического равновесия, стабильного развития

человечества. Благодаря этой концепции человек предстает носителем коэволюции, целостности при­роды и общества.

ному количеству источников информации, но и благо­даря развитию и укреплению политических демокра­тий.

Наиболее развитой является массовая культура в наиболее развитом демократическом обществе.

Но важно и противоположное. В тоталитарных об­ществах в культуре практически отсутствует деление на массовую и элитарную. Вся культура объявляется массовой, а на самом деле вся культура является

элитарной. Необходимым свойством продукции

массовой культуры должна быть занимательность,

чтобы она имела коммерческий успех, чтобы ее поку­пали, и деньги, затраченные на нее, давали прибыль. Сюжетная и стилистическая фактура продуктов мас­совой культуры может быть примитивной с точки зре­ния элитарной фундаментальной культуры, но она не должна быть некачественно сделанной, а, наоборот,

в своей примитивности она должна быть совершен­ной - только в этом случае ей обеспечен читатель­ский и, без сомненья, коммерческий успех.

Используя семиотические термины, можно доба­вить, что жанры массовой культуры должны обладать

жестким синтаксисом - внутренней структурой, но

при этом могут быть бедны семантически, в них мо­жет отсутствовать глубокий смысл. В XX в. массовая культура заменила фольклор, который тоже в синтак­сическом плане построен чрезвычайно жестко.

Разновидностью текстов массовой культуры явля­ются культовые тексты. Их главной особенностью

является то, что они настолько глубоко проникают в массовое сознание, что продуцируют интертексты,

но не в себе, а в окружающей реальности.

(слои) производится не только по структуре экономи­ческого базиса, но и по иным критериям: профессии,

доходу, образованию и др. Общественное разделение труда обусловливает

также разделение интересов представителей города

и деревни, умственного и физического труда, произво­дителей и потребителей, управляющих и управляемых,

общенародных, коллективно-групповых и индиви­дуальных, общегосударственных и местных, нацио­нальных, работающих и безработных и т.д.

Важной составной частью социальной политики яв­ляется нахождение разумного соотношения общече­ловеческого и национально-государственного интере­сов. Что касается нации, то ее, по всей вероятности, следует рассматривать как единство этнического, со­циально-экономического и культурно-исторического компонентов, из которых преобладающий определяет­ся конкретными условиями жизни данной нации.

Для современного общества характерно перепле­тение процессов социальной интеграции (цельность) и социальной дифференциации (различие). Происхо­дят расширение хозяйственно-экономических связей,

политических и культурных контактов, интернациона­лизация общественной жизни в целом, координиру­ются усилия по борьбе с угрозой войн, экологическим кризисом, болезнями, международной преступностью.

По мере развития общих черт жизни одновременно усиливаются различия - профессиональные, культур­но-бытовые, возрастные, национально-языковые.

В целом классовая структура размывается, а внутри­классовая и неклассовая социальная дифферен­циация усиливается. Предположительно, что полное упразднение социальных групп невозможно. В даль­нейшем социальный организм будет усложняться, а не превращаться в нечто однородное.