48. Политико-правовые взгляды Жан-Поля Марата

Жан-Поль Марат (1743-1793) - политический дея­тель, ученый и публицист, перу которого принадле­жит целый ряд произведений, наиболее крупные из

которых «Цели рабства» (1774) и «План уголовного законодательства» (1780).

В первой из названных работ Марат выступает

против деспотического абсолютизма, несущего об­ществу бесправие, нищету и страдания.

Стремление к утверждению деспотических поряд­ков Марат объясняет присущей людскому сердцу любви к всевластию, которая в условиях абсолютиз­ма приобретает для этого благодатную почву. Борь­бу народов против правителей, узурпировавших власть в государстве, мыслитель признавал закон­ной и справедливой. Самым верным средством дос­тижения цели считал восстание народных масс во главе с умелым руководителем, способным обеспе­чить победу.

Марат выступал за разделение политической вла­сти между должностными лицами, независимыми друг от друга, сдерживающими друг друга. Высшая власть должна принадлежать всему народу, который сам или через своих представителей осуществляет законодательство и контролирует его выполнение.

fнять свои способности и осуществление распределе­ния по способностям, государственное планирова­ние производства., превращение государственной власти из орудия управления людьми в орудие орга­низации производства, постепенное утверждение

всемирной ассоциации народов и всеобщий мир при

стирании национальных границ.

Сен-Симон полагал, что первенствующее положение в обществе должен занять промышленный класс. На самых выдающихся промышленников должно быть возложено управление государственным достоянием.

Духовная власть должна быть в руках ученых, светская - в руках собственников. Власть выбирать

людей для выполнения обязанностей - в руках всего

народа. Основное назначение политики, по мнению Сен-Симона, заключается в соединении обладате­лей власти с рабочими против неработающего капи­тала, а задачи государства - в заботе о труде; Если будет хорошо организована центральная власть, считал он, то в сферах труда и быта также будут най­дены разумные формы и организации.

Сен-Симон не отрицал необходимость государства

для осуществления стоящих перед обществом про­блем, но допускал возможность того, что по мере ин­теллектуализации народа, повышения его нравст­венности исчезнет необходимость в государстве как аппарате насилия.

Он признает естественные права человека как изна­чальные и гражданские права - как производные от них.

В работе «План уголовного законодательства» Ма­рат, развивая идеи, высказанные в труде «Цели раб­ства», большое внимание уделяет законам, их совер­шенствованию и правильному применению. Марат не выступает против законов вообще, так как без них на­ступили бы бедствия анархии, которые были бы еще хуже бедствий деспотизма. Но он не видит возможно­сти призвать гибнущих с голоду людей к уважению за­конов без оказания им необходимой помощи, способ­ной уберечь их от искушений, связанных с нуждой. Но законы должны быть не только справедливыми, яс­ными и точными; необходимо также их неукоснитель­ное соблюдение. Наказания должны быть соразмер­ны преступлениям, но не жестокими. Безнаказанность преступления опасна тем, что лишает законы силы.

Марат выступал в защиту собственности, без кото­рой, как полагал он, не может развиваться общество. В годы революции Марат становится приверженцем диктатуры, которая, по его мнению, необходима для уничтожения ее врагов и утверждения справедливо­сти и свободы!. Диктатуре предписано использовать для этого не только разоблачения, но и террор, гиль­отину и петлю. Он полагал, что путем использования жестоких мер, против которых выступал ранее, уда­стся пресечь действия контрреволюционеров, защи­тить нацию от бедствий нищеты и ужасов войны.

доверять их тем, кто заполняет учреждения законо­дательной, исполнительной и судебной власти, осо­бенно в тех случаях, когда они не испытывают ника­ких ограничений. Вместе с тем Джефферсон убеж­ден, что в скором времени «коррупция в этой стране, как и в той, откуда мы происходим, охватит прави­тельство и распространится на основную массу на­рода; когда правительство купит голоса народа и за­ставит его заплатить полной ценой. Защищая право

на свободу вероисповедания, Джефферсон относил

это право к разряду естественных прав и потому не-переуступаемых никакому правительству.

Республиканские принципы в организации и дея­тельности государства, по его мнению, должны про­низывать последовательно все уровни - организа­цию и деятельность федерации, штата, а также ок­руга, района и отдельного прихода. Полемизируя с

Юмом относительно происхождения всякой спра­ведливой власти и ее носителей (большинство, меньшинство, отдельные личности), Джефферсон

твердо держался принципа правления большинст­ва, полагая, что лекарством от зла, приносимого де­мократией, является еще большая демократизация,

поскольку от народа можно ожидать несправедли­востей в целом меньше, чем от правящего мень­шинства.

общественной собственности исключает те преступ­ления, коими изобилует мир, построенный на част­ной собственности. Именно она питает такие дурные человеческие страсти, как алчность, жадность, все­мерное стремление во что бы то ни стало увеличить свое богатство, эгоизм и др.

Утопия - государственно-организованное общест­во. Не ясно, какой является утопийская государст­венность: федеративной или унитарной. Зато вполне

обозначена им структура публичной власти и поря­док ее формирования. Каждые 30 семейств избира­ют должностное лицо - филарха. 10 филархов - од­ного протофиларха. Филархи на специальном собра­нии избирают тайным голосованием правителя госу­дарства (принцепса). Принцепс избирается пожиз­ненно. Но он может быть смещен, если будет запо­дозрен в стремлении к тирании. Важные дела в Уто­пии решаются принцепсом с участием сената и на­родного собрания.

Справедливо уделяя пристальное внимание вопро­сам законодательства, которое должно утвердиться в государственно-организованном обществе, бази­рующемся на общности имущества, на принципах коллективизма, утописты крайне скупо говорили о правах и свободах индивида, о правовых связях гра­жданина и государства, о системе надежных гаран­тий таких прав и свобод и т.д.