44. Политические взгляды Б. Франклина

Бенджамин Франклин (1706-1790) стал всемирно известным благодаря своим научным трудам по электричеству, а также подвижничеству на ниве про­светительства и дипломатии. Франклину принадле­жит одна из версий плана конфедерации штатов. Он был активным участником составления Статей кон­федерации 1781 г., а также Декларации независимо­сти и проекта федеральной Конституции на Фила­дельфийском конвенте.

Франклин был сторонником радикальных полити­ческих преобразований. На протяжении полувековой

общественной деятельности в роли публициста, чле­на выборных собраний или дипломата он неизменно отстаивал идею независимого и гармоничного разви­тия своей страны как «страны труда», в которой от­сутствует резкая поляризация между богатыми и бедными, между роскошью одних и аскетизмом дру­гих, где люди живут в состоянии «счастливой уме­ренности», где простота республиканских нравов оп­ределяет все материальные предпочтения и полити­ческие навыки.

При известии о начале революционных действий во Франции Франклин высказывал большое беспо­койство в связи с тем, что «огонь свободы может не только очищать, но и разрушать».организации политической жизни, при котором инсти­туты государства образуют пирамиду, вырастающую на фундаменте индивидуальной свободы, неотчуж­даемых прав личности, а сама государственность в качестве политического целого венчает собой систе­му сложившихся в стране различных коллективов (союзов) людей.

Констан уверен в том, что люди, будучи свободны­ми, в состоянии самостоятельно и разумно реализо­вать себя в жизни. Они способны за счет своих инди­видуальных усилий и без воздействия какой-либо надличностной силы обеспечить себе достойное су­ществование. Границы народного суверенитета должны кончаться там, где начинается «независи­мость частного лица и собственная жизнь». Недопус­тимо ослаблять силу того государства, которое дей­ствует сообразно указанным прерогативам.

Политическим идеалом Констана никогда не было государство пассивное и маломощное. Современное государство должно быть по форме конституционной монархией. В лице конституционного монарха поли­тическое сообщество обретает, согласно Констану, «нейтральную власть». Она вне трех «классических» властей, независима от них и потому способна (и обязана) обеспечивать их единство, кооперацию, нормальную деятельность. Наряду с институтами го­сударственной власти гарантом индивидуальной свободы должно также выступать право. Право про­тивостоит произволу во всех его ипостасях.

Стоить отметить, что Б. Франклин был одним из первых сторонников естественно-правовой концепции в Америке. Естественно-правовая аргументация, т.е. апелляция к «естественным и неотчуждаемым пра­вам человека» вне зависимости от его государствен­ной принадлежности, усилилась в Америке с 1744 г., когда стало очевидным нежелание английского пар­ламента пойти на уступки. В политических памфлетах Томаса Джефферсона, Александра Гамильтона и др. политические требования поселенцев-колонистов по­лучили главным образом естественно-правовое обос­нование. Незадолго до объявления Декларации неза­висимости США (4 июля 1776 г.) мысль о неотчуждае­мых и естественных правах получила признание не только в публицистике, но также и в политических и конституционных документах.

Характерно, что усилиями Франклина и некоторый других деятелей американской революции идейное наследие греко-римской мысли было привлечено к за­щите американского республиканизма, который нуж­дался не только в учреждениях и правилах деятельно­сти, но и в особой политической философии. Именно Франклин стал одним из учредителей и первым прези­дентом «Общества политических изысканий», задачей которого провозглашалось развитие знания о государ­ственном управлении и совершенствование политиче­ской науки в их взаимосвязи и взаимодействии.

Некоторые исследователи считают его родона­чальником характерного утилитаризма.

венного договора, на основании которого гарантом прав и свобод человека становится государство.

Локк наделяет государство строго определенными функциями, которые не дают ему покушаться на ес­тественные права людей. Тогда же появляется граж­данское общество. В целях предотвращения зло­употреблений государством своими полномочиями и упорядочения взаимоотношений между его различ­ными органами Локк одним из первых обосновывает принцип разделения властей. Он предлагает создать законодательную и исполнительную власть, наделив первую верховными полномочиями. При этом всякая власть обязана править согласно законам, провоз­глашенным народом, а не путем импровизированных указов. Суд он не относит к числу самостоятельной ветви власти. Но полагает, что верховная власть должна править с помощью справедливых судей, опирающихся на законы и обладающих властью раз­решать все затруднения на их основе.

В гражданском обществе все без исключения долж­ны подчиняться закону, который является основой

свободы и порядка.

Формы правления, считал мыслитель, зависят от того, кому принадлежит власть законодателя. Отсю­да - демократия, олигархия, наследственная или вы­борная монархия. Локк был сторонником конституци­онной монархии.

жду ними неоднозначные. И отношение людей к ним тоже различное. Во все времена люди предпочитают равенство свободе. Для Токвиля очевидна величай­шая социальная ценность свободы. В конечном ито­ге лишь благодаря ей индивид получает возмож­ность реализовать себя в жизни, она позволяет об­ществу устойчиво процветать и прогрессировать: «Кто ищет в свободе чего-либо другого, а не ее са­мой, тот создан для рабства». «Люди, живущие в эпоху равенства, естественно, питают расположение к центральной власти и охотно расширяют ее приви­легии; однако в том случае, если эта власть полно­стью соответствует их интересам и неосознанным стремлениям, доверие к ней почти не имеет границ и люди, отдавая что-то власти, полагают, что дают это

Аристократия у него - синоним неравенства. Со­временная демократия возможна лишь при тесном союзе равенства и свободы. Любовь к равенству, до­веденная до крайности, подавляет свободу, вызыва­ет к жизни деспотию. Деспотическое правление, в свою очередь, обессмысливает равенство.

А. Токвиля весьма мало занимает вопрос, каким надлежит быть конкретно политическому устройству демократического общества - монархическим или республиканским. Важно, по его мнению, лишь то, чтобы в этом обществе утвердилась представитель­ная форма правления.